Встреча с детством

Последнее обновление страницы: 03.11.2014 15:40:58

Май 1965 года. Мы с папой идем по улице небольшого городка на берегу Чудского озера. Мы только что приехали на поезде из большого города, где мы живем постоянно, в этот маленький городок, который только по численности населения считается городом, а по сути – это деревня со всеми признаками деревенского жительства: здесь в основном деревянные частные дома на одну или две родственные семьи, огороды, в которых кроме грядок с овощами, кустов смородины, крыжовника, зарослей малины имеются яблони, преимущественно белый налив и антоновка.

В этом городке живет моя бабушка – мой ангел-хранитель, мой первый помощник в жизни, мой самый любимый, самый дорогой в мире человек. Вот уже показался ее белый учительский дом. Радость, исполняющая мое сердце от предстоящей встречи с бабушкой, теперь еще усиливается, исполняет всё мое существо. Вот сейчас я увижу бабушку, и счастью моему не будет предела. Не только увижу, но останусь у неё на всё лето. Целое лето буду с моим милым, добрым, родным, безмерно любящим меня человеком. Детская душа не остается неблагодарной – она всегда отвечает любовью на любовь. Трудно встретить в жизни большее единодушие, чем было у нас с бабушкой – великий Божий дар, неисповедимая милость Господня. Я любила всех: родителей, брата, но бабушка – это было что-то необыкновенное. Одно ее имя, ее голос, ее приветливый взгляд заставляли радостно трепетать сердце. Я всегда с нетерпением ждала, когда бабушка на зиму приедет к нам, где мы жили с родителями. И когда наконец это происходило – восторгу моему не было предела. Не было зимы, чтобы бабушка не приезжала к нам; не было лета, чтобы я не приезжала к бабушке.

Июнь 2008 года. Мы с мужем Николаем идем от автостанции «Пашá» к деревне Надкопáнье, где выросла моя бабушка, где в Христорождественском храме служил диаконом Андрей Павлович Абрютин – бабушкин отец, мой прадед.

Родная земля, родные прекрасные сосны, деревянные домики, почти такие, какие я видела в детстве. Река Пашá, про которую рассказывала бабушка, – большая, красивая, тоже родная – хотя я здесь и впервые. Идем не спеша, любуясь природой, запечатлевая в памяти и в фотосъемке ее красоту. Широкие равнинные берега с зеленой травой – наверно, хорошее пастбище для коров, которых в прежние времена здесь было немало.

Вот за поворотом реки показался белоснежный красавец – храм – стройный, величественный, с устремленной в небо колокольней. Такое сокровище имела далеко не каждая деревня. В этом чудном храме пел, читал, возглашал ектении мой прадед, диакон Андрей, знакомый мне только по рассказам бабушки. Этот храм посещала еще ребенком и сама бабушка со своими братьями и сестрами (в семье Абрютиных всего было 12 детей) и мамой – матушкой Евдокией Викторовной. Идем дальше берегом реки – всё ближе становится храм, всё более замирает сердце от предстоящей встречи. Вблизи храм кажется еще прекрасней и величественней. Он стоит в том месте, где от Паши́ ответвляется небольшая живописная река Косопáша – её имя я часто слышала из бабушкиных уст. Милая, родная Косопáша – свидетельница счастливых дней детства моей любимой бабушки. Здесь, на зеленом речном лугу, напротив церковной ограды, бегала маленькая Маня Абрютина, взмахивая руками, будто крыльями, подражая кружащим в воздухе чайкам и втóря им своим криком.

Вот на берегу Косопáши большой деревянный двухэтажный дом, явно старинный, наверняка помнящий семью Абрютиных. А на противоположном берегу, через дорогу от храма – дом еще более «знакомый», почерневший от времени, но крепкий, добротный, уютный – этот, несомненно, имеет отношение к моим предкам.

Неужели я здесь, в краю, где жили мои дорогие родные, и вижу всё своими глазами? Как, оказывается, недалеко этот дивный уголок земли! И что значит для истории каких-то сто лет! Но для человеческой жизни это целый век. Как далеко от меня детство моей бабушки, как много изменилось с тех пор в строе и укладе жизни! Но та же земля, та же река, тот же храм, даже домá. И все они соединяют нас с прошлым. Это чудо.

Мы входим в храм. Нас приветливо встречает свечница, ждет, пока мы приложимся к иконам, и сопровождает нас на церковное подворье. Обстоятельства складываются чудесно. Батюшку, отца Антония, мы встречаем еще по дороге, вместе с ним входим во двор, где радостно лают собаки, сбегаются кошки, котята. Всякому Божию созданию здесь находится место. Мы уже знали от людей, что здесь хорошо. Но увиденное превзошло наши ожидания. Домик, в котором живут батюшка и его помощники, оказывается, – диаконский. Значит, здесь жила семья моего прадеда, в том числе и моя будущая бабушка. Когда бабушка училась в Петербурге в Исидоровском епархиальном училище, на летние каникулы она всегда приезжала к родителям, и часто целые светлые летние ночи проводила за увлекательным чтением книг, сидя у окошка светёлки в верхнем этаже дома.

Длинный бревенчатый амбар, явно старинный, наверно, принадлежал моим предкам, у которых было небольшое хозяйство. И сейчас здесь четыре подворские коровы, телята. И огород есть в подворье, может быть в том же месте, где был огород и у Абрютиных. Выращивали сто лет назад здесь в основном картошку, капусту, свёклу, морковь, репу – обыкновенные для русского народа овощные культуры. Картофель урождался хорошо: собирали часто по ведру с куста картошки. Помидоры не выращивали – многие простые люди даже и не знали такого «фрукта». Не было яблонь и других плодовых деревьев – они не выдерживали суровых зим. В конце лета яблоки всегда привозили в лодках по реке Пашé.

Корова у матушки Евдокии была хорошая, белая с рыжими пятнами, хвост её волочился по земле, кисточкой своей подметая дорогу (бабушка говорила, что длинный хвост – признак породистости коровы). Молока давала коровушка много: хватало на всю семью и сметаны, и творога, и масла, которые хранились в лéднике. Корова очень любила свою хозяйку и скучала, если та отлучалась из дома. Бывало, даже, приходила за Евдокией Викторовной к дому ее подруги или соседки. Станет у забора и зовет хозяйку – мычит. «За тобой, Евдокиюшка, пришла твоя коровка», – говорила соседка. И приходилось прабабушке прекращать гостевание.

Между диаконским домом и домом причта (тем, от которого при первом взгляде повеяло чем-то родным) стоит деревянное здание бывшей церковно-приходской школы. Эту школу с шести до десяти лет посещала и моя бабушка. Сюда однажды она тащила из дома любимого кота. Кот, видимо, залез, куда не надо, и прабабушка на него рассердилась, а Маня обиделась за своего любимца и решила его утешить. Матушке Евдокии, наблюдавшей из окна, как маленькая дочка, пыхтя, тащит в школу большого кота, было очень забавно.

Прямо у ворот подворья, через дорожку, – берег реки Косопáши. Здесь особенно чувствуется связь с прошлым, с родными, с бабушкой. Может быть потому, что эта река напоминает мне Чудское озеро с такой же чистой, ласковой водой, с такими же белыми речными чайками. Не оторвать взора от речной глади, отражающей голубое небо, пушистые облака, чудный закат. Всё очень родное и очень любимое. Сколько святого, светлого хранится в памяти сердца, навсегда запечатлевшей любовь родного человека, которая есть часть великой Христовой любви.

Много нам даровал Бог в эти несколько июньских дней, проведенных на родной стороне: вместе с местным хором пели воскресную литургию в храме Рождества Христова, молебен в часовне святителя Луки в Сви́рице, побывали в Стóрожно, в замечательной древней Никольской церкви, в часовне преподобного Киприана Стороженского; полюбовались на необъятную Ладогу, уносящую мысли далеко от земли. Походили мы по деревне Надкопáнье, из любого конца которой виден Христорождественский храм, являющий собою духовное средоточие всей округи. Поднимались мы и на колокольню, откуда на все стороны открывается замечательный вид на реки, поля, леса. Вновь услышали мы здесь дивное пение соловьев, которые в окрестностях Петербурга уже заканчивали певческий сезон. Даже отъезд наш тоже сложился чудесно: за два часа домчались на машине до дома. И уже недалеко от Питера воссияла с восточной стороны неба удивительной красоты радуга – свидетельство благоволения Божия.

«Человек предполагает, а Бог располагает», – эту русскую пословицу часто повторяла моя бабушка: вместо намеченных двух дней мы пробыли на «родине» четыре дня, и уезжать не хотелось, так бы и остались навсегда.

Сколько вспомнилось здесь счастливых дней детства, бабушкиных рассказов. Всё вновь ожило и оживило душу. А было ли бы всё так, если бы не Христова любовь, царствующая в Христорождественском подворье?! Здесь всех принимают с любовью, здесь рады каждому человеку, заботятся о всякой душе, зачастую скорбящей, печалующейся, чающей Христова утешения, и таковое утешение обретающей. Низкий поклон и благодарность батюшке, отцу Антонию – настоятелю храма Рождества Христова в Надкопáнье; его добрым помощникам и помощницам, самоотверженно труждающимся в храме и подворье для славы Господней. Там, где душа соприкоснулась с любовью, там дышит любовью всё: небо, земля, деревья, воздух, дома, люди. И нет прекрасней этого неба, этой земли, этих людей… Дай Бог всем вам сил, исполнения благодати, духовной радости и мира. И дай Бог нам с вами еще встретиться.

Елена Андрущенко

Опубликовано в журнале «Рождественский вестник», а также в сокращенном варианте в газете «Корабел» (2009. 13 января. № 2) под названием «Атмосфера доброты».