Растревоженные судьбы.
Никольское, Саблино, Шапки.
Доклад на VII Балашовских чтениях 1 июля 2018 г.

Е. Н. Андрущенко, Н. А. Андрущенко
Санкт-Петербург – Северодвинск

Последнее обновление страницы: 19.10.2018 19:01:14

Аудиозапиcь доклада

В мае 2000 года я ехала в поезде из Архангельска в Петербург. С собой у меня была книга В. П. Филимонова «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа». На страницах книги, посвященных Александро-Невской Лавре, было сказано о её высоком духовном уровне в предреволюционное и послереволюционное время, когда оставались там еще духоносные отцы, истинные зиждители русского православия. Такие слова воспламенили мою душу, потому что именно в эти годы в Лавре служил наш двоюродный прадед, святыня нашей семьи, архимандрит Алексий (Сыренский). Во мне возникло сильное желание заняться подробно нашей родословной. Некоторые сведения у меня уже имелись по рассказам моих родителей и бабушек.

Первым делом я отправилась в библиотеку Санкт-Петербургской Духовной Академии и обратилась к помощнику заведующего библиотекой Александру Александровичу Бовкало. У него была собрана большая картотека священно- и церковнослужителей Санкт-Петербургской епархии. Он охотно предоставил картотеку и все имеющиеся в библиотеке справочники по этой теме. Первые, о ком я начала собирать информацию, были Сыренские. Занимаясь Сыренскими, попутно с радостью обнаруживала сведения о наших других родовых ветвях.

Следующим этапом был Российский государственный исторический архив (РГИА), размещавшийся тогда в бывших зданиях Сената и Синода. Туда мы попали по поручению Соловецкого монастыря для сбора сведений о священнослужителях, бывших в 1920-30-х гг. в заключении в Соловецком лагере. Работая в архиве, мы наткнулись на опись дел придворного духовенства, и нашли в этих делах много важной информации, касающейся о. Иоанна Васильевича и о. Василия Иоанновича Сыренских. А просматривая дела архива Александро-Невской Лавры начала 1920-х гг., обнаружили протоколы заседаний Духовного собора Лавры с подписями в том числе Лаврского благочинного архимандрита Алексия – по-видимому, Сыренского (к сожалению, рядом с подписями не были указаны фамилии), и казначея иеромонаха Варнавы, будущего преподобного Серафима Вырицкого.

В течение последующих лет постепенно прибавлялись сведения о наших дорогих предках, иногда совершенно неожиданно открывались новые семейные связи, новые родственные переплетения.

Неожиданным подарком для нас было появление в Интернете метрических книг Петербургской епархии, хранящихся в фонде 19 Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИА). Их просмотр был поистине увлекательным занятием. Мы узнали не только даты рождения и кончины многих наших предков, но и обнаружили много имен, о существовании которых не подозревали. Довольно быстро мы поняли, что особое внимание нужно уделять сведениям о восприемниках при крещении младенцев, ибо, как правило, это были дяди и тети, дедушки и бабушки крещаемых. Так мы открыли для себя девичьи фамилии супружниц некоторых наших родственников и соответствующие родовые ветви, и смогли подтвердить предполагаемые родственные отношения.

Очень много связано для нас с Тосненским краем. О том, что здесь жили и служили Сыренские, я знала с юности. О летних поездках в Шапки не раз рассказывала бабушка Екатерина Андреевна Мараева (в замужестве Турчинович), которая хорошо помнила село Покровское (Шапки) времени своего детства (самый конец XIX – начало XX столетия), свою бабушку Евдокию Ивановну, дядей Александра, Иоанна и Николая Сыренских. Радостным открытием для нас было то, что с этими местами связаны и другие наши ветви: Мараевых, Соболевых, Лавровых…

В 2007 году мы впервые побывали в Тосно, Никольском, Шапках. С большим вниманием к нам и нашей родовой истории отнеслись сотрудники местных музеев и краеведы: Наталья Александровна Ющенко, Татьяна Федоровна Киселёва, Татьяна Николаевна Слепнёва, Ольга Эриховна Чугунова, Людмила Митрофановна Сёмова, Ирина Виноградова. Тогда мы еще не знали, что Саблино также является нашей родовой вотчиной, и что к селу Никольское относятся не только Лавровы, но и с Соболевы.

Происхождение фамилии Сыренские идет от наименования села Сыренск, или Сыренец, в Везенбергском уезде Эстляндской губернии, с XVIII века входившей в состав Российской Империи. Теперь это селение, находящееся в Эстонии, носит название Васкнарва. Оно расположено в месте истока реки Наровы из Чудского озера. По семейному преданию, в 1753 году в некоей Макариевской пустыни служил священник Каллини́к (по-народному Калина) Лукин. Скорее всего, речь идет о Макариевской пустыни, основанной преподобным Макарием Римлянином и расположенной между Шапками и Любанью. Сын Каллиника, священник Петр Калинников (Калинин), в 1780-х годах служил в тосненском храме Казанской иконы Божией Матери [37, л. 35об.–36; 52, л. 1об.–2]. В 1805 году он был направлен в Сыренец достраивать каменный Ильинский храм [8]. 9 марта 1808 года было выдано дозволение на освящение Ильинской церкви, «а священника находящагося там при исправлении христианских треб Петра Калинина, и дьячка Михайлу Симонова утвердить при ней местными священно- и церковнослужителями» [91, л. 114об.]. К 27 апреля того же года «новопостроенной в помянутом селе Сыренце каменной церкви освящение учинено» [30, л. 201]. Храм действовал около 70-ти лет, пока 18 декабря 1873 года не освятили построенный рядом с ним одноименный более величественный трехпрестольный храм. На следующий год первоначальный храм за ветхостью был разобран, на месте его алтаря была поставлена маленькая часовенка в честь пророка Божия Илии, для возведения которой использовался материал, из которого была построена старая церковь. В 1924 году вместо этой часовни, уже обветшавшей, была простроена новая, которая существует и поныне [8]. Во время Великой Отечественной войны Ильинский храм был разрушен; восстановлен в последней четверти XX века. В настоящее время здесь находится Ильинский скит Пюхтицкого монастыря.

Священник Петр Калинников скончался 23 декабря 1812 года в возрасте 60-ти лет и был погребен в Сыренце на церковном кладбище [71]. Наши поиски могилы отца Петра не увенчались успехом.

Супругой священника Петра Калинникова была Евфросиния Минина. Дети их именовались Петровыми по имени отца. Все, кроме одного. Этим одним был сын Алексей. Родился он, по всей вероятности, в 1795 году в селе Грызово Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии (ныне – деревня Заполье Волосовского района), где в то время в Петропавловском храме служил о. Петр. К сожалению, запись о рождении Алексея, как и большинства его братьев и сестер, в метрических книгах отсутствует. В 1808 году, когда о. Петр с семьей проживал в Сыренце (Сыренске), 13-летний Алексей по ходатайству своего старшего брата Александра, который в то время был дьячком церкви Сошествия Святого Духа при Императорской Академии художеств 1), был направлен в Петербург «для научения нотному пению и что следует для церковника» [31, л. 1-2]. Обладая хорошими певческими данными, Алексей 30 апреля 1811 года был определен певчим Казанского собора в Петербурге [32, л. 4об.]. С этого времени в документах он упоминается с фамилией Сыренский, данной ему по месту его происхождения. В феврале 1815 года Алексей определен дьячком церкви свт. Спиридона Тримифунтского при Департаменте уделов [32, л. 6], находившемся в то время в комплексе зданий, одной стороной выходившем на Дворцовую набережную реки Невы, а другой – на Миллионную улицу 2).

21 апреля 1819 года Алексей Петрович вступил в брак с Параскевой Яковлевой, дочерью царскосельского мещанина Якова Гаврилова [33], и у них родилось два сына: 12 апреля 1820 года – Василий [34], и 26 января 1822 года – Иоанн [35]. О судьбе Иоанна нам ничего не известно; возможно, он умер младенцем. Спустя 18 дней после его рождения, 13 февраля 1822 года, умер «от горячки» и сам Алексей Петрович [36] в возрасте примерно 27 лет. Параскева Яковлевна намного пережила своего супруга. В семейном архиве сохранилась её фотография в пожилом возрасте, подписанная внучкой Феофанией Васильевной: «Милая и дорогая моя бабушка Парасковья Яковлевна Сыренская. Скончалась 17-го апреля в четверг на Страстной недели, 1880 года, 80-ти лет от роду».

Старший сын Алексея Петровича и Параскевы Яковлевны, Василий Алексеевич Сыренский – наш прапрадед – в 1841 году окончил Петербургскую духовную семинарию по первому разряду, шестым учеником [5], с присвоением степени студента семинарии 3) [89, л. 4об.], и в 23 года принял священнический сан [39, л. 53об.; 89, л. 4об.]. Единственным местом его служения был храм Покрова Пресвятой Богородицы в селе Покровское (Шапки) Шлиссельбургского уезда, к которому он был рукоположен 11 декабря 1843 года [39, л. 53об.; 89, л. 4об.] на вакантное место, образовавшееся после кончины 27 сентября того же года предыдущего настоятеля, Никиты Иоанновича Знаменского [61]. Прослужил отец Василий в нем 18 лет, до самой своей кончины, последовавшей 4 февраля 1862 года от тифа [55], в возрасте неполных 42-х лет. Супругой отца Василия была Евдокия Ивановна – по-видимому, дочь священника Иоанна Стефанова, который в 1844 году служил в церкви Ильинского Тигодского погоста Новгородского уезда [62] (ныне – деревня Ильинской погост в Любанском городском поселении Тосненского района). Из детей о. Василия известны шестеро, двое из которых умерли младенцами. Первые два сына, Александр и Иоанн, окончили Петербургскую духовную семинарию по первому разряду [5], как и их отец, и стали священниками. Третий, Николай, стал известным врачом. Последняя дочь Феофания была в возрасте полутора месяцев, когда умер отец Василий. Феофания Васильевна является нашей прабабушкой.

На бывшем кладбище у бывшего Покровского храма в Шапках (вместо которых теперь магазин с его территорией) покоятся останки по крайней мере четверых Сыренских: священника Василия Алексеевича [55], его матери Параскевы Яковлевны [79], двоих его детей – первого ребенка Елисаветы, умершей в возрасти 8 дней [63], и 5-го ребенка Василия, не дожившего до 5-ти лет [67]. Там же был похоронен и отец Параскевы Яковлевны, Яков Гаврилов, дед о. Василия [65]. На приходском кладбище погребены супруга о. Василия – Евдокия Ивановна [83], и его внук, младенец Александр – сын Александра Васильевича Сыренского [78].

Старший сын о. Василия Сыренского, Александр Васильевич, родился 10 августа 1845 года [53]. После кончины отца 16-ти летний Александр остался за главу семьи. Его родные и те, кто его знал, утверждали, что он был необыкновенно добрым человеком. Особенную заботу он проявлял о младшей сестре Феофании, которая не могла помнить отца. Среди фамильных реликвий сохранились фотография с трогательной надписью, подаренная выпускником семинарии Александром еще совсем маленькой Фане, а также икона и каноник, которыми он благословлял уже взрослую сестру.

В 1867 году Александр Васильевич окончил Петербургскую духовную семинарию и 9 ноября 1869 года был рукоположен в сан диакона к церкви апостолов Петра и Павла при Санкт-Петербургской Николаевской инженерной академии, располагавшейся в Инженерном (Михайловском) замке [40, л. 147об.–148об.]. Он был женат на Ольге Алексеевне Маловой, дочери Алексия Феодоровича Малова, диакона церкви ап. Павла при Санкт-Петербургской Мариинской больнице для бедных [40, л. 148], расположенной на Литейном проспекте и известной в советское время как больница им. В.В. Куйбышева. В сентябре 1871 года диакон Александр Сыренский был переведен в церковь Мариинской больницы на место своего тестя, ушедшего по болезни на покой [40, л. 149об.]. С тех пор в течение 40 лет его сначала диаконское, а затем священническое служение было связано с больничными храмами. До 30 апреля 1902 года он служил при Мариинской больнице для бедных и её специализированном отделении, Александринской женской больнице для бедных с приписанным к ней Родовспомогательным заведением. Затем, уступив это место своему только что рукоположенному зятю, иерею Феодору Феоктистовичу Гераскевичу [9], он перешел в Георгиевскую общину сестер милосердия Красного Креста, окормлявшую Мариинскую больницу, где прослужил до 21 марта 1911 года. Будучи священником Александринской больницы, о. Александр проводил в вечную жизнь свою бабушку Параскеву Яковлевну Сыренскую, жившую последние годы в его семье и скончавшуюся 17 апреля 1880 года, напутствовав её перед кончиной Святыми Тайнами [79]. Одновременно со служением в храмах, протоиерей Александр с января 1903 года в течение 17-ти лет назначался духовником священно-церковно-служителей различных петербургских благочиний [10; 11; 12]. Вместе с отцом Александром служили – но уже не священниками, а врачами: в Мариинской больнице – его младший брат, доктор медицины Николай Васильевич Сыренский, а в Георгиевской общине – его племянник, доктор медицины Николай Николаевич Сыренский – сын Николая Васильевича.

Больничное служение было особым. По воле вдовствующей императрицы Марии Феодоровны, устроившей Мариинскую больницу, священник больничной церкви должен быть «достойный и человеколюбивый, который сверх церковной службы частым посещением приносил бы больным большую пользу» [1, с. 246]. Отец Александр полностью удовлетворял этим требованиям. Архимандрит Николай (Касаткин), будущий равноапостольный Николай, архиепископ Японский, посетив 27 февраля 1880 года семью Сыренских, оставил следующую запись в своем дневнике: «О. Александр повел показать свою церковь, из которой тут же и пожертвовал в Миссию все, что можно было… По обе стороны церкви коридоры с комнатами для больных; всех – пятьдесят кроватей, и все заняты; принимаются женщины разных званий безмездно; жалость смотреть на них – почти все прямо обречены смерти; в комнате по десять, кажется, коек, отделенных перегородками и занавесками одна от другой; чахоточный кашель так и слышится в разных направлениях. Чрез улицу принадлежащее Собору же родовспомогательное заведение на шестьдесят кроватей, которые также почти всегда заняты; рождения и крещения каждый день…». Просматривая метрические книги церкви Александринской больницы, мы обратили внимание на то, что подавляющее число крещаемых младенцев – незаконнорожденные.

20 августа 1911 года о. Александр, бывший в то время вторым протоиереем Воскресенского Новодевичьего женского монастыря, участвовал в освящении нового Покровского храма в Шапках 4), обустроенного в парковом павильоне на время восстановления сгоревшего 19 мая того же года [47, л. 75] древнего Покровского храма – того самого, в котором когда-то служил иерей Василий Алексеевич Сыренский. Об этом событии о. Александр писал своей сестре Феофании Васильевне Мараевой (Сыренской) «В Субботу 20 Августа 1911 года освящена временная Шапкинская церковь во имя Пресвятыя Богородицы, в которой иконостас и образа взяты из прежней, пострадавшей от пожара церкви, на три года, а потом думают возобновить прежнюю церковь и в ней совершить освящение и служить постоянно. Я с [дочерью] Олей приехали в Шапки в Четверг 18 Августа из Тосны и выехали из Шапок в Макарьевскую пустынь 20 Августа, а 21 служил я там литургию и молебен и оттуда поехали в Любань и в Петербург. Все мы здоровы и Вам кланяемся. Александр Сыренский». К упомянутой в письме Макариевской пустыни, где когда-то служил его прапрадед Каллиник Лукин, отец Александр имел особую любовь. Еще будучи диаконом, он написал об этой обители брошюру, которая впоследствии дважды переиздавалась [18]. В Любани, на подворье Макариевской пустыни, ныне не существующем, была погребена скончавшаяся 7 марта 1914 года от порока сердца в 34-летнем возрасте дочь Александра Васильевича Сыренского – Ольга Александровна, в замужестве Гераскевич [88], супруга почившего четырьмя годами ранее священника Феодора Феоктистовича Гераскевича [86].

В марте 1920 года протоиерей Александр, давно к этому времени овдовевший (супруга его, Ольга Алексеевна, скончалась от воспаления почек 10 декабря 1895 года в возрасте 46 лет [80]), принял постриг в Александро-Невской Лавре с именем Алексий. Постриг совершал митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (Казанский) [28]. В апреле того же года отец Алексий был возведен в сан архимандрита. С большой вероятностью в те тяжелые годы он исполнял должность лаврского благочинного: в протоколах многочисленных внеочередных заседаний духовного собора Лавры, собиравшихся по поводу различных притеснений и беззаконий со стороны советской власти, наряду с другими стоят подписи благочинного архимандрита Алексия и казначея иеромонаха Варнавы (будущего иеросхимонаха Серафима Вырицкого) [29]. На Никольском кладбище Лавры совсем рядом с символической могилой митрополита Вениамина (Казанского) есть могила, на кресте которой надпись: «Архимандрит Алексий Сыренский». Год кончины стоит 1924-й. В годе рождения – ошибка: вместо 1845-го – 1851-й. В 1990-е годы протоиерей Ливерий Воронов, ныне покойный, многие годы бывший преподавателем догматического богословия и истории древней Церкви в Петербургской духовной семинарии и академии, и состоящий в некотором родстве с фамилией Сыренских, говорил, что незадолго до кончины архимандрит Алексий стал схиархимандритом: принял великую схиму.

Второй сын о. Василия Алексеевича Сыренского, Иоанн Васильевич, родился 7 сентября 1847 года [64]; в 1867 году окончил Петербургскую духовную семинарию. С 1871 года в течение 24 лет служил в Михайло-Архангельской церкви Михайловского дворца в Петербурге (ныне – Русский музей) сначала в сане диакона, а затем – в сане священника и протоиерея. На эту должность он был избран Великой княгиней Еленой Павловной, супругой Великого князя Михаила Павловича Романова [21]. В этом храме он и венчался 17 января 1871 года с Анной Евграфовной Скородумовой, дочерью священника Крестовоздвиженской церкви села Ополья Ямбургского уезда Евграфа Гаврииловича Скородумова [56]. После кончины хозяйки дворца Великой княгини Екатерины Михайловны (дочери Елены Павловны) Михайловский дворец был передан в ведение Министерства финансов, и в нем был организован Музей русского искусства Императора Александра III [22, л. 2]. Дворцовая церковь была закрыта, и «за неимением в то время свободного священнического места в Придворном ведомстве» [22, л. 2] о. Иоанн три года служил в Борисоглебской церкви, что на Калашниковской пристани. Затем с 1898 года более 24 лет протоиерей Иоанн был настоятелем дворцового храма Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове.

У о. Иоанна Васильевича Сыренского было двое сыновей – Василий и Алексий, которые стали священниками, и младшая дочь Варвара 1889 года рождения [74], которая скончалась в 17-летнем возрасте [84]. Сам о. Иоанн скончался в 1929 году [92, л. 9, 10].

Старший сын о. Иоанна, Василий Иоаннович, родился 10 февраля 1872 года [51, л. 5]); Санкт-Петербургскую духовную семинарию окончил в 1894 году. С ноября 1894 года пять с половиной лет служил вторым священником в тосненском храме Казанской иконы Божией Матери [23, л. 9об.–10], затем в течение 21 года – настоятелем дворцового храма великомученика и целителя Пантелеимона в Ораниенбаумедо его закрытия 1 сентября 1921 года [26, л. 8–8об.]. 9 сентября 1921 года общине бывшего Пантелеимоновского храма была передана Ораниенбаумская церковь во имя свт. Спиридона Тримифунтского при Офицерской стрелковой школе [25, л. 17–17об.], в которой о. Василий служил, по-видимому, до 1928 года [92, л. 11]. Впоследствии – с какого точно времени, нам неизвестно – о. Василий до 1935 года служил в храме Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове [92, л. 2, 9; 96] при настоятеле протоиерее Николае Ивановиче Ломакине. Супругой отца Василия была Елизавета Дмитриевна Быстрова [81], родная сестра духовника Царской Семьи архиепископа Полтавского Феофана (Быстрова).

Второй сын отца Иоанна, Алексий Иоаннович Сыренский, родился 20 января 1878 года [57]. В 1895–1896 годах обучался в Санкт-Петербургской духовной семинарии, однако был уволен в августе 1896 г. со второго курса по болезни [43, л. 208об.]. С 1897 года в течение почти 4-х лет служил в Омской епархии сначала диаконом, затем священником, потом вернулся в Петербургскую епархию [43]. Служил сначала в церкви Смоленской иконы Божией Матери села Новолисино Царскосельского уезда, затем в Лужском уезде, и затем снова в Царскосельском уезде, в поселке Подобедовка (ныне – пос. Красный Бор), где в то время строился храм Александра Невского. Храм был освящен 7 июня 1909 года [44, л. 267], а 1 августа того же года иерей Алексий скончался [85], прожив всего 31 год. Согласно записи в метрической книге Подобедовской церкви, погребен он был 4 августа на кладбище при тосненской церкви Казанской иконы Божией Матери [85] 5).

Революция застала протоиерея Иоанна и его старшего сына протоиерея Василия Сыренских настоятелями дворцовых храмов: Каменноостровского, в честь Рождества Иоанна Предтечи, и Ораниенбаумского в честь великомученика Пантелеимона. Сохранившиеся архивные документы первых послереволюционных лет содержат сведения о постоянных притеснениях Церкви и церковнослужителей со стороны новой власти. В июне 1919 года о. Василий пишет в рапорте Заведывающему бывшим Придворным духовенством протопресвитеру Александру Александровичу Дернову: «Имею честь, почтительнейше, донести, Вашему Высокопреподобию, что я 1/14 июня с/г. в 5ть часов вечера, в субботу после тщательного обыска, был арестован Чрезвычайной Следственной Комиссией и находился арестованным с другими заключенными по 8/21 июня 10ти часов вечера, перенося всю тяжесть положения арестованного. – При обыске не было ничего найдено, а арестован я был, как заложник. По Милости Божией ко мне грешному и по просьбе моих дорогих прихожан (собрано было более 200 подписей), я был в субботу в 10 час. вечера освобожден, после проведенных тяжелых 8 суток под арестом, и в воскресенье совершил в своем храме Божественную литургию, приступив с этого числа к совершению прочих треб и богослужений» [24, л. 1]. Отец Василий был освобожден поздно вечером в субботу, а утром в воскресенье уже совершал литургию в своем храме.

Храмы неоднократно подвергались ограблениям и осквернению. Так, в апреле 1922 года о. Иоанн Сыренский докладывал: «В ночь на 1 апреля сего 1922 года злоумышленники через трое запертые двери … проникли в наш храм и похитили следующие, пока обнаруженные, предметы: Со святого престола: большую серебряную дарохранительницу (ковчег под стеклянным колпаком) причем запасные св. дары были высыпаны у св. престола на пол…» [27, л. 2]. О бедственном положении Церкви свидетельствует еще один рапорт о. Василия от 31 декабря 1921 года Заведывающему бывшим Придворным духовенством протопресвитеру Дернову: «Положение нашей общины в настоящее время очень тяжелое. – церковь холодная; дров нет; богослужение совершается при 10° мороза; вино в св. Чаше замерзает; руки и губы прикасающиеся к св. кресту и др. прилипают… Сторожа при церквах нет, да и приход не в состоянии его содержать; ключи от храмов находятся у меня; убирать храмы, заправлять лампады, звонить, убирать снег у храма приходится мне. – Любовь ко мне прихожан, любовь к храму и боязнь за его дальнейшее существование дают мне силы переносить все ныне переживаемое. – Община наша и я просим молитв Ваших, как Предстоятеля храма нашего, да подаст нам Господь сил перенести все» [26, л. 12].

13 марта 1935 года протоиерей Василий Сыренский, служивший в то время в храме Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове (где ранее служил его отец, протоиерей Иоанн Сыренский), был арестован [92, л. 1, 2, 9; 96], и на следующий день постановлением Особого совещания при НКВД СССР без юридической квалификации и предъявления обвинения осужден как «социально опасный элемент» к ссылке в Оренбург вместе с супругой Елизаветой Дмитриевной сроком на 5 лет [92, л. 13; 96]. 5 сентября 1937 года органами НКВД Оренбургской области он был снова арестован, и по приговору Особой тройки УНКВД по Оренбургской области о. Василий 26 октября 1937 года был расстрелян [97]. Его супруге тоже, как и многим, пришлось испытать гонения и притеснения. Последние годы жизни, конец 1940-х – начало 1950-х, Елизавета Дмитриевна была вынуждена проводить инкогнито, без прописки, в семье единственного сына Ивана Васильевича Сыренского, проживавшего в Ленинграде и служившего директором мужской школы № 252 6) на Крюковом канале. Скончалась Елизавета Дмитриевна в 1952 году и погребена, как и многие из этой ветви Сыренских, на Большеохтинском кладбище Петербурга.

Младшая из детей Шапкинкого священника Василия Алексеевича Сыренского – Феофания Васильевна – наша прабабушка – родилась 16 декабря 1861 года [54], в день памяти блаженной царицы Феофании. Отца своего она не помнила: он умер, когда ей было семь недель от роду. До девяти лет воспитывалась матерью в Шапках; в 1871 году поступила на казенный счет в Мариинский институт благородных девиц 7), который окончила в 1881 году по 1-му разряду [89, л. 8], что давало ей право работать домашней учительницей. В 1886 году окончила трехгодичный курс обучения в Санкт-Петербургской земской учительской школе и направлена работать в Петергофский уезд [6, с. 203-204], по всей вероятности – в Ораниенбаум. 9 ноября 1888 года в храме Михайловского дворца, где служил её брат, священник Иоанн Васильевич Сыренский, Феофания Васильевна венчалась с выпускником Санкт-Петербургской Императорской Военно-медицинской академии Андреем Викторовичем Мараевым [73], внуком основателя Дачного Саблино Андрея Григорьевича Мараева.

У Никольского храма соседнего с Саблиным села Никольское на кладбище было захоронение с каменным надгробием. На надгробии высечена надпись: «Под сим крестом покоится тело раба Божия Андрея Григорьевича Мараева, скончавшегося 77 лет от роду. Мир праху твоему, незабвенный отец. От любящего зятя. Основатель Дачного Саблино». К сожалению, креста над надгробным камнем теперь нет: он исчез во время недавнего разорения храмового кладбища в Никольском. В настоящее время этот надгробный камень находится на Саблинском кладбище возле храма святителя Николая.

Селение Дачное Саблино, которое в настоящее время входит в состав поселка Ульяновка Тосненского района, находилось в окрестностях станции Саблино по обе стороны железной дороги: на юго запад – пересекая современную улицу Юного Ленинца; на северо-восток – вдоль Графской дороги (нынешний Советский проспект) до 1-й улицы, между берегом реки Саблинки и Ириновской дорогой (ныне – ул. Олега Кошевого). На картах начала XX века отмечен Мараев переулок – на месте того участка современной улицы Победы, который пересекает 3-ю Совхозную улицу, только тогда переулок доходил до 1-й улицы – примерно до того места, где сейчас на ней находится дом № 6. Мараевы имели дома и участки земли как в Дачном Саблино, так и в соседних поселениях, входящих сейчас в состав Ульяновки: Александровке, Козловке.

Основатель Дачного Саблино – личность для данной местности незаурядная. Андрей Григорьевич состоял в купеческом сословии, однако с 1871 года и до своей кончины, последовавшей 21 января 1887 года [77], в метрических книгах он именуется уже не купцом, а царскосельским мещанином – также, как и его дети. Один из его старших сыновей, Виктор Андреевич, наш прапрадед, кроме нескольких домов в Дачном Саблино и Козловке, имел, по-видимому, два дома в Петербурге на Нарвской площади. 26 апреля 1859 года он вступил в брак с Санкт-Петербургской мещанкой Александрой Ивановной Врачевой [66], дочерью Ивана Васильевича и Матроны Ивановны Врачевых. Иван Васильевич в то время был дворовым человеком 8) помещицы Дарьи Никитичны Астафьевой, владевшей здешними землями [68]. Впоследствии, в 1866 году, Иван Васильевич упоминается как фельдшер Новолисинской волости [69]. Возможно, что в этом кроется разгадка происхождения его фамилии: вероятно, он был дворовым лекарем у Астафьевой. У Виктора Андреевича Мараева были сыновья Андрей, Петр, Василий, Николай, и дочь Надежда. Возможно, были и другие дети. По крайней мере трое детей Мараевых-Врачевых получили медицинское образование: Андрей и Петр были врачами, Василий – ветеринаром.

Старший сын Виктора Андреевича, Андрей Викторович Мараев, наш прадед, родился 19 июля 1860 года [68]. В 1888 году окончил Санкт-Петербургскую Императорскую Военно-медицинскую академию [73], получив специальность врача-хирурга. Его знакомство с Феофанией Васильевной Сыренской, по-видимому, было связано с Саблиным, и конкретно – с деревней Козловка, где в собственности Мараевых было несколько домов. В нашем семейном архиве имеется фотография молоденькой Феофании, которую она подарила Андрею Викторовичу летом 1881 года в Козловке после выпуска из Мариинского института. Повенчались они 7 лет спустя, в 1888 году, по окончании Андреем Викторовичем Военно-медицинской академии. Феофания Васильевна поставила условие своему жениху: поженятся они только после окончания им этого учебного заведения. Старший брат Феофании, священник Александр Васильевич Сыренский, благословил сестру на семейную жизнь иконой Божией Матери «Знамение–Абалацкая». На обратной стороне иконы надпись: «Феофании Васильевне Сыренской в благословение от брата Иерея Александра. Ораниенбаум 1888 год». Икона хранится у нас и поныне.

Первым местом работы Андрея Викторовича была 2-я бригада кавалерийского запаса в Острогожске близ Воронежа 9) [15, с. 117]. Там родились все трое его детей: Сергей, Варвара и Екатерина (наша бабушка). Затем он работал в Петербурге; последним местом их жительства здесь был дом на углу Каменноостровского проспекта и набережной реки Карповки [2, с. 407]. Феофания Васильевна с детьми в эти годы неоднократно бывала в Шапках, о чем свидетельствуют записи в метрических книгах Покровской церкви, где Феофания записана восприемницей при крещении младенцев.

В 1904 году Андрей Викторович был направлен в пограничный город Гродно, расположенный на высоком берегу реки Неман, и почти сразу был командирован на Дальний Восток для участия в Русско-японской войне в качестве врача-хирурга. На войне получил контузию, после которой несколько лет болел. Последние годы перед началом Первой мировой войны он был старшим ординатором Гродненского военного госпиталя [17, с. 252], размещавшегося почти на самой набережной Немана, в бывшем королевском дворце. К этому времени он имел чин статского советника 10) [16, с. 252].

Дети семьи Мараевых обучались в гимназиях: Сергей – в мужской гимназии, находившейся по адресу: ул. Виленская, 6; Варвара и Екатерина – в женской Мариинской гимназии по адресу: ул. Муравьева, 22. Обе девочки были первыми ученицами – каждая в своем классе, и обе окончили гимназию с золотой медалью.

В июле 2016 года мы побывали в Гродно и посетили места, связанные с нашими родными. Оба дома, в которых в разное время жили Мараевы, сохранились. «Новый замок», в котором в начале XX века находился военный госпиталь, где работал Андрей Викторович, теперь принадлежит Гродненскому государственному историко-археологическому музею. В женской Мариинской гимназии, в которой учились Варя и Катя, теперь находится Гродненский государственный университет имени Янки Купалы с адресом: ул. Ожешко, 22. В бывшей мужской гимназии, где учился Сергей, – жилой дом с адресом: ул. Советская, 6.

Бабушка вспоминала, что в начале XX века года в Гродно были попытки организовать еврейские погромы. Спасаясь от них, в квартиру Мараевых сбегались жившие по соседству еврейские дети. Вбегавшие вслед за ними преследователи встречали отпор со стороны Феофании Васильевны. «Это мои дети», – говорила она. «Сударыня, они на Вас не похожи», – пытались возразить те. «Это мои дети», – с еще большей уверенностью отвечала Феофания Васильевна, и преследователям ничего не оставалось делать, как отступать.

Андрей Викторович умер в мае 1913 года, когда в Гродно в полном цвету были фруктовые деревья, и город благоухал от цветущих яблонь, вишен, груш… В саду у дома № 9 на Замковой улице, где жили Мараевы, Варя и Катя готовились к экзаменам: Варя – к выпускным, а Катя – в предпоследнем учебном году. Вдруг выбежавшая из дома прислуга, полька по национальности, с плачем сообщила: «Нема барина!» – т.е. барин умер. Ему было 52 года. Похоронен Андрей Викторович на одном из кладбищ Гродно. Незадолго до кончины он сказал о своей младшей дочери: «Катю люди будут обижать». Это родительское предсказание впоследствии сбылось.

Летом 1914 года осиротевшая семья Мараевых была вынуждена покинуть Гродно. Началась Первая мировая война. Был дан приказ коменданта города всем, кто может, покинуть этот пограничный город. Поезда были переполнены. Катю втаскивали в вагон через окно. Прибыв в Петербург, Феофания Васильевна с детьми поселилась сначала в квартире брата и дяди, протоиерея Иоанна Васильевича Сыренского, на Каменном острове, затем на Большой Монетной улице Аптекарского острова [3, с. 430]. Некоторое время Катя работала на заводе военно-врачебных заготовлений 11), где когда-то работал её отец. Время было голодное. Питания крайне не хватало. Не хватало дров для отопления квартиры. В таком бедственном положении их застал 1917 год с его трагическими событиями. Кроме прочих бедствий, свирепствовал страшный грипп «испанка», уносивший многие жизни. Страдали люди и от болезни «пшенка»: в голодный Петроград завезли проросшее пшено – на него накидывались и отравлялись 12). От «пшенки» умер в Боткинских бараках старший сын Мараевых Сергей; ему было 28 лет. Еще раньше, 25 марта 1919 года, в возрасте 57 лет умерла от истощения Феофания Васильевна. Незадолго до смерти она говорила, что если она умрет, то лучше бы, если бы и Сережа умер, потому что ему без неё не прожить. Похоронена Феофания Васильевна на Смоленском кладбище, недалеко от часовни блаженной Ксении Петербургской. Варвара Андреевна Мараева, в замужестве Бескровная, умерла от голода в блокадном Ленинграде. Екатерина Андреевна Мараева, в замужестве Турчинович – наша бабушка – прожила долгую многострадальную жизнь. Вместе с супругом, нашим дедушкой, Николаем Терентьевичем Турчиновичем, испытала многие гонения, лишения, сталинские репрессии; скончалась в 1981 году. Екатерина Андреевна имела феноменальную память: великое множество имен, дат, событий умещалось в ее голове до самого конца жизни. Часть этих имен и событий запомнила по ее рассказам моя мама и старалась донести до нас. Что-то, слава Богу, осталось и в нашей памяти.

В то время, как Мараевы проживали в Дачном Саблино, в Никольском храме села Никольского, или «Плитная ломка» (ныне – город Никольское), служил священник Иоанн Иоаннович Соболев – наш прапрадед. Он был переведен сюда 24 августа 1870 года [41, л. 98об; 42, л. 123об.] из Успенского храма Сясьского погоста (село Сясьские Рядки) Новоладожского уезда (ныне в черте города Сясьстрой Волховского района). Там он прослужил 21 год (с 26 февраля 1849 года), и там родились все его 13 детей. При этом в документах особо отмечается его усердие к обучению детей, которое он совершал бесплатно [41, л. 98об; 42, л. 122об.]. В 1870 году митрополит Санкт-Петербургский Исидор (Никольский) «предложил священнику Соболеву за его многотрудную и полезную безмездную заслугу народному образованию выбрать по своему усмотрению приход в епархии» [19, с. 22]. Так отец Иоанн оказался в Никольском. Здесь он прослужил 20 лет, и ушел на покой «по преклонности лет и слабости здоровья» 20 сентября 1890 года [42, л. 123об.], за два с половиной года до кончины, последовавшей 21 марта 1893 года «от брюшной водянки» [82]. Зять его, протоиерей Николай Павлович Тихомиров, отмечает: «До выхода за штат … он не оставлял школы, ходя пешком во всякую погоду за 3–4 версты два и три раза в неделю» [19, с. 23].

Супругой отца Иоанна была Евдокия Ивановна, сестра Марии Ивановны Флеровой – жены предыдущего настоятеля Успенской Сясьской церкви иерея Евфимия Иосифовича Флерова [13, с. 101], скончавшегося в 25-летнем возрасте «от простуды» 11 декабря 1848 года [58], и на о. Иоанна Соболева было возложено обязательство платить вдове Флеровой ежегодно по 50 рублей серебром [38, л. 134об.]. Среди детей отца Иоанна были дочери Лидия, родившаяся 8 марта 1861 года [59] (8-й по счету ребенок) – наша прабабушка, и Александра, родившаяся 23 апреля 1867 года [60] (11-й ребенок). Именно за Александрой был оставлен отцом Иоанном Никольский приход, и по его уходе на покой настоятельство 11 ноября 1890 года [42, л. 120об.] принял зять о. Иоанна, супруг Александры, священник Николай Павлович Тихомиров 13) [72], прослуживший в Никольском храме около сорока лет и погребенный на приходском кладбище. Могилы отца Николая и его супруги Александры сохранились. А вот могила отца Иоанна Соболева (вернее, надгробие), так же как и почти все надгробия, что находились на территории храмового кладбища, к сожалению, утрачено.

Дочь о. Иоанна Лидия Ивановна – наша прабабушка – стала супругой учителя двухклассного училища 14) в селе Никольском Михаила Феодоровича Лаврова [70]. Михаил Федорович родился 7 ноября 1859 года [45, л. 96об.] в Новгородской губернии, в уездном городе Устюжна [95, л. 29] (в настоящее время это районный центр Вологодской области). В 1883 году окончил Новгородскую духовную семинарию по первому разряду [45, л. 96об.; 4]. До священства работал учителем в течение 8 лет: сначала некоторое время в Прусынском сельском училище 15), затем – по крайней мере с октября 1885 года – в Никольском двухклассном училище Министерства народного просвещения [45, л. 96об.], где законоучителем был его будущий тесть, священник Иоанн Соболев [41, л. 98об; 42, л. 122об.]. Никольское двухклассное училище с 4-летним обучением [14, с. 235] в то время располагалось в двухэтажном деревянном доме купца Рубинова [14, с. 237], находившемся в районе современного дома № 42 по Советскому проспекту 16). 6 октября 1885 года в Никольской церкви села Никольского венчались Михаил Феодорович Лавров и Лидия Ивановна Соболева; таинство венчания совершал отец невесты, священник Иоанн Иоаннович Соболев [70]. Первые четверо детей у Михаила Феодоровича и Лидии Ивановны родились в Никольском: Владимир и Александр – будущие священники; Петр, и Михаил, умерший в 8-летнем возрасте.

18 августа 1891 года Михаил Феодорович был рукоположен в сан священника и направлен на служение в Ямбургский уезд, в село Удосол (ныне – деревня Удосолово в Котельском сельском поселении Кингисеппского района), в храм Архистратига Божия Михаила [45, л. 96об.], где прослужил 24 года. Был награжден саном протоиерея, а также государственными наградами: орденами св. Анны 3-й и 2-й степеней. В течение 15 лет был благочинным II округа Ямбургского уезда. В Удосоле родились еще четверо его детей. В сентябре 1915 года о. Михаил был перемещен на вакансию настоятеля Благовещенской церкви с. Большое Кузьмино Царскосельского уезда [45, л. 96об.], в которой прослужил до 1920 года, а затем стал настоятелем церкви Архангела Михаила села Новопятницкое [95, л. 29], находящегося возле города Ямбурга (который к этому времени был переименован в Кингисепп).

12 августа 1925 года протоиерей Михаил Феодорович Лавров был арестован Кингисеппским ГПУ [95, л. 29об.] по обвинению в укрывательстве эстонских шпионов [95, л. 151], которое заключалось в том, что он якобы предоставлял ночлег лицам, подозреваемым в шпионаже в пользу эстонской контрразведки при посещении ими СССР [95, л. 38, 151, 299]. Виновным себя о. Михаил не признал и на допросе показал, что никто из нелегально переходивших границу из Эстонии в СССР у него не останавливался [95, л. 38, 153]. Тем не менее 29 апреля 1926 года Особым совещанием при Коллегии ОГПУ на основании статьи 15 17) и I части статьи 66 18) Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. он был лишен права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, означенных губерниях и погрангуберниях, с выбором определенного места жительства сроком на 3 года [95, л. 141, 299]. 14 мая 1926 года он был отправлен на жительство в Тверь [95, л. 197]. 24 марта 1928 года согласно решению судебного заседания Коллегии ОГПУ, срок наказания был по амнистии сокращен на одну четверть [95, л. 239].

Дальнейшая судьба протоиерея Михаила Феодоровича Лаврова нам, к сожалению, неизвестна. Его внучка в своё время вспоминала, что в начале 1930-х годов, когда она была ребенком и ездила с родителями в Удосол, о. Михаил служил в Удосольском Михайло-Архангельском храме. Но детская память – не очень надежное свидетельство. По её же словам, скончался протоиерей Михаил Феодорович Лавров в 1933 году, но своей ли смертью – нам пока неизвестно.

Старший сын отца Михаила, Владимир Михайлович Лавров, родился 14 июля 1886 года в селе Никольском [75]. В 1908 году окончил Петербургскую духовную семинарию [47, л. 50об.], вместе со своим братом Александром, и 9 сентября был определен псаломщиком и учителем к Нарвскому отделению Санкт-Петербургского епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы (впоследствии, 6 июня 1917 года, переименовано в Нарвское Свято-Владимирское Братство), в которое входили двухклассная церковно-приходская школа и при ней домовая церковь во имя равноапостольного князя Владимира. 18 августа 1913 года в Удосольском Михайло-Архангельском храме, где настоятелем был его отец, Владимир Михайлович венчался с крестьянской дочерью Екатериной Марковной Бýтель [87], и 6 октября того же года был рукоположен в сан священника к Покровской церкви села Нáзия Шлиссельбургского уезда [47, л. 50об.] (ныне – деревня Назия в Приладожском городском поселении Кировского района). Там он прослужил до 1930 года, когда был переведен в Ленинград [93, л. 22об.], где до марта 1935 года был настоятелем храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове [20]. Затем – в связи с закрытием Благовещенского храма – о. Владимир был перемещен к Никольскому храму в деревне Белая Киришского района Ленинградской области.

8 сентября 1937 года отец Владимир был арестован [93, л. 1, 3об.]. По утверждению председателя Бельского сельсовета, Бельский колхоз «на протяжении последних трех лет является самым отстающим, т. е. с момента прибытия священника Лаврова в дер. Белая» [93, л. 13об.]. «Виновный», как видно, был легко найден. «Выяснилось», что причиной бедственного положения в колхозе является «контрреволюционная агитация» со стороны о. Владимира: «своими контрреволюционными беседами священник Лавров Вл. на сегодня колхоз им. “М. Горький” развалил, это видно из того, что колхоз им. “Горького” весенне-посевную кампанию затянул и весь план весенне-посевной кампании не выполнил» [93, л. 5об.]. На руку следователю сыграло то, что в это время в Эстонии служил брат о. Владимира, священник Александр Михайлович Лавров: раз живет в Эстонии – значит, эстонский шпион, и нет нужды искать этому доказательств. Несколько раз допрашивали о. Владимира, пытаясь заставить его оговорить себя и признать себя виновным в шпионаже в пользу английской и эстонской контрразведок, однако он вёл себя мужественно и отказался подписать ложные обвинения.

27 октября 1937 года Владимир Михайлович Лавров постановлением № 123 Особой Тройки УНКВД по Ленинградской области приговорен к высшей мере наказания [93, л. 32]. Обвинение: «будучи враждебно настроенным к существующему строю СССР, систематически проводил к-р. агитацию, направленную против колхозного строительства. Группировал отсталую часть населения, обрабатывал их в к.-р. духе… Имел переписку с братом Александром – агентом эстонской контрразведки… Собирал сведения о состоянии тракторной базы и ходе лесозаготовок Пивжинского 19) лесопункта» [93, л. 32]. Спустя три дня, 30 октября, о. Владимир был расстрелян [93, л. 33].

Второй сын отца Михаила – Александр Михайлович Лавров (наш дед) – также родился в селе Никольском 28 августа 1887 года [76]. В 1908 году он окончил Петербургскую духовную семинарию и в следующем, 1909 году, поступил в Императорский Варшавский университет на естественное отделение физико-математического факультета, однако в 1912 году был исключен из университета [49, л. 6–6об.] за участие в студенческих волнениях и отправлен в ссылку в Лодейное Поле. В 1913 году Александр Михайлович по случаю 300-летия дома Романовых был амнистирован и с 1 сентября определен на должность учителя второклассной учительской школы 20) в селении Скамья Гдовского уезда [90, л. 16об.]. В Скамье, расположенной на правом берегу реки Наровы прямо напротив Сыренца, находящегося на левом берегу, он проработал 3 года. Затем в течение еще одного учебного года он работал учителем второклассной женской учительской школы в городе Луга.

6 июня 1917 года состоялось собрание прихожан Троицкой церкви села Щеглово Шлиссельбургского уезда, на котором на освободившееся вакантное место священника-учителя при Щегловской церкви единогласно избрали учителя Лужской второклассной школы Александра Михайловича Лаврова «как единственного желательного для прихода и достойного кандидата» [49, л. 3–3об.]. Председательствовал на собрании благочинный Шлиссельбургского уезда, настоятель Никольского храма в селе Никольском [46, л. 158], протоиерей Николай Павлович Тихомиров – дядя Александра Михайловича Лаврова. 30 июня Александр вступил в брак с дочерью умершего диакона Христорождественской церкви Пашского погоста Новоладожского уезда Марией Андреевной Абрютиной – нашей бабушкой. Венчались они в Покровской церкви Заклинского погоста Лужского уезда, где в то время служил супруг Анны Андреевны Абрютиной – старшей сестры невесты, иерей Милий Андреевич Боротинский [49, л. 8об.]. 10 июля 1917 года в Свято-Духовской церкви Александро-Невской лавры Александр Михайлович Лавров был рукоположен в сан священника архиепископом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским) для служения в Троицкой Щегловской церкви [49, л. 15]. Священническую практику иерей Александр проходил в Благовещенской церкви села Большое Кузьмино Царскосельского уезда [49, л. 15об.], где настоятелем в то время был его отец, протоиерей Михаил Феодорович Лавров.

Усадьба Щеглово получила свое название, как предполагается, от фамилии владевших ею с 1740 г. братьев Андрея и Алексея Щегловых. В 1838 году деревня Щеглово числилась во владении подполковника Дмитрия Александровича Балашова, сына генерала от инфантерии Александра Дмитриевича Балашова. Впоследствии у усадьбы сменились несколько владельцев, пока в 1877 году её не приобрел барон Михаил Николаевич Медем. Семейству Медем (супруге Екатерине Карловне, а затем сыну Михаилу Михайловичу) и принадлежало Щеглово до революционных событий 1917 года. В 1898 году в имении тщанием Училищного совета при Священном Синоде была построена деревянная Троицкая церковь [46, л. 157]. По состоянию на 1917 год при церкви действовали двухэтажная деревянная второклассная женская учительская школа, построенная в 1899 году на средства Училищного совета при Священном Синоде, в которой учились дети-сироты из духовного звания, и одноэтажная деревянная одноклассная церковно-приходская школа, построенная в 1893 году на средства баронессы Екатерины Карловны Медем [46, л. 157об.] – в ней в 1917 году обучалось 32 мальчика и 33 девочки [46, л. 158об.]. В этих двух школах и стал отец Александр заведующим и законоучителем [49, л. 2–2об., 19]. Проживала семья священника в здании второклассной школы [46, л. 157об.].

Чуть больше года прослужил отец Александр в Щеглово. 13 октября 1918 года он был прикомандирован к Покровской церкви Заклинского погоста Лужского уезда Петроградской губернии [48, л. 24об.] (ныне – деревня Заклинье в Новосельской волости Струго-Красненского района Псковской области), где до этого служил его свояк о. Милий Боротинский, и где венчалась чета Лавровых. К этому времени священник Милий Андреевич Боротинский уже не упоминается в клировых ведомостях Заклинского храма. Дальнейшая судьба его и его семьи нам неизвестна. С мая 1917 года в Заклинье проживала назначенная просфорней к Покровской церкви Евдокия Викторовна Абрютина, вдова диакона Пашской Христорождественской церкви Андрея Павловича Абрютина [98] – наша прабабушка, мать нашей бабушки Марии Андреевны Абрютиной и тёща о. Александра Лаврова и о. Милия Боротинского, – со своими младшими детьми: Александром, Еленой и Павлом.

Литература

  1. Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трех томах. Т. 2.— СПб.: изд. Чернышева, 1996.

  2. Весь Петербург на 1904 год: Адресная и справочная книга г. С.-Петербурга.— СПб.: Изд. А. С. Суворина, 1904.

  3. Весь Петроград на 1917 год: Адресная и справочная книга г. Петрограда.— Петроград: Изд. А. С. Суворина, 1917.

  4. Выпускники Новгородской духовной семинарии 1803-1890, 1898-1917 гг. // http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/novgorodsem.html.

  5. Выпускники Санкт-Петербургской (с 1914 Петроградской) духовной семинарии 1811–1917 // http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/spbsem.html.

  6. Двадцатипятилетие С.-Петербургской земской учительской школы с 1872 по 1897 гг.— СПб., 1897.

  7. Двас Г. В. Поездом в Тосно: Тосненский район на старых открытках.— СПб.: «Сад искусств», 2003. — С. 40–47.

  8. Дроздик О. А. История строительства Ильинской церкви в Сыренце (Васкнарве) // http://www.narova.eu/syrenec-hram.

  9. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1902. № 9. С. XI.

  10. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1903. № 3. С. V.

  11. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1911. № 1. С. 1.

  12. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1916. № 42. С. 2.

  13. Историко-статистические сведения о С.-Петербургской епархии. Вып. 9. С. 98–105: Успенский Сясьский погост (Новоладожский уезд. Церкви первого благочиннического округа).— СПб., 1884.

  14. Никольское. Город мастеров.— СПб.: Лики России, 2012.

  15. Российский медицинский список, изданный Медицинским департаментом Министерства внутренних дел на 1890 год : (По сведениям к 15 мая 1890 г.).— СПб., 1890.

  16. Российский медицинский список, изданный Управлением главного врачебного инспектора Министерства внутренних дел, на 1909 год : Списки врачей, ветеринарных врачей, зубных врачей, фармацевтов и аптек по сведениям к 15 мая 1909 г.— СПб., 1909.

  17. Российский медицинский список, изданный Управлением главного врачебного инспектора Министерства внутренних дел, на 1911 год : Списки врачей, ветеринарных врачей, зубных врачей, фармацевтов и аптек по сведениям к 10 марта 1911 г.— СПб., 1911.

  18. Сыренский Александр, свящ. О Макарьевской пустыне, находящейся в Новгородской губернии и уезде.— СПб.: тип. А. А. Соколова, 1873. // 2-е изд.— СПб., 1885. // 3-е изд.— СПб.: тип. А. С. Суворина, 1891.

  19. Тихомиров Н. П. Село Никольское Шлиссельбургского уезда : К столетию каменного храма св. Николая чудотворца в селе Никольском. 1801-1901 / Сост. свящ. Н. Тихомиров.— СПб.: тип. А.П. Лопухина, 1901.

  20. Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы. Советский период // http://hramblag.narod.ru/historysov.htm.

  21. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 1146: Об увольнении Протодиакона Михайловского дворца Николая Морошкина в СПетербургское Епархиальное ведомство и об определении на его место Студента Семинарии Ивана Сыренского.

  22. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 1854: Об увольнении от придворной службы священника Каменноостровской придворной церкви А. Красова для поступления в епархиальное ведомство, и об определении на его место протоиерея Борисоглебской епархиальной церкви И. Сыренского.

  23. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 1924: По вопросу о замещении вакантной, после смерти Протоиерея Гавриила Любимова, должности настоятеля Ораниенбаумской Дворцовой Пантелеимоновской церкви и о назначении на эту должность Священника Казанской церкви села Тосна, Царскосельского уезда, С.Петербургской епархии, Василия Сыренского.

  24. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 2921: По рапорту Протоиерея Василия Сыренского об аресте его Ораниенбаумской ЧеК. 14/27 июня 1919 г.

  25. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 2938: По рапортам Наст. Ораниенбаумской церкви Вас. Сыренского о родившихся, крещеных, браком сочетавшихся и умерших; о церковных суммах; о церковных вещах отправленных в музей Александра III, о разрушениях в церкви от стрельбы и о суммах, собранных в пользу вдов и сирот от Придворного духовенства в 1920, 1921. О смерти члена Совета М. Д. Кашиновой, об избрании на ее место Е. И. Дементьевой и о требовании Исполкома закрыть церковь, о приписке к ней церкви Офицерской школы Св. Спиридона.

  26. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 2942: По рапортам Прот. Вас. Сыренского о требовании Ораниенбаумского Исполкома о закрытии Пантелеимоновской церкви, о родившихся, браком сочетавшихся, умерших, о состоянии капиталов церкви и о переносе всех икон из часовни при родильном приюте. Здесь же по ходатайству Приходского Совета о награждении Прот. В. Сыренского митрою, об изъятии церковных ценностей в пользу голодающих и о сборах в пользу вдов и сирот б. Придворного Духовенства.

  27. РГИА. Ф. 805. Оп. 1. Д. 2946: По рапортам причта Каменноостровской Иоанна Предтечи церкви об отобрании церковных ценностей и о краже совершенной в церкви в ночь на 2 апреля 1922.

  28. РГИА. Ф. 815. Оп. 14. Д. 99: Переписка по личному составу (о зачислении, увольнении в отпуск, отчислении, командировках, пострижении в монахи, отчислении от Лавры). 17 янв. 1920 – 16 ноября 1920. — Л. 25, 93.

  29. РГИА. Ф. 815. Оп. 14. Д. 166: Журналы Духовного собора, 10 янв. 1923 – 1 дек. 1923 гг.

  30. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 2. Д. 2640: О постройке в д. Сыренец Везенбергского у. Эстляндской губ. деревянной церкви. 1798–1799 гг.

  31. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 10. Д. 368: По прошению Императорской Академии художеств дьячка Александра Петрова, о даче на 6 месяцев брату его родному Везенбергского уезда села Сыренец священника Петра Калинина, Алексею, для обучения грамоте и прочему. 5 марта – 28 апреля 1808 г.

  32. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 17. Д. 35: Прошение певчего Казанского собора Алексея Сыренского и постановление Консистории о назначении его дьячком к церкви Департамента уделов. 5–9 февраля 1815 г.

  33. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 192: Метрическая книга города Санктпетербурга церкви святого Спиридона Тримифунтского чудотворца, что при Департаменте уделов, за 1819 г. Л. 371. А/з № 2.

  34. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 196: Метрическая книга города Санктпетербурга церкви святого Спиридона Тримифунтского чудотворца, что при Департаменте уделов, за 1820 г. Л. 206об. А/з № 24.

  35. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 204: Метрическая книга города Санктпетербурга церкви святого Спиридона Тримифунтского чудотворца, что при Департаменте уделов, за 1822 г. Л. 403об. А/з № 10.

  36. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 111. Д. 204: Метрическая книга города Санктпетербурга церкви святого Спиридона Тримифунтского чудотворца, что при Департаменте уделов, за 1822 г. Л. 410. А/з № 4.

  37. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 156: Клировые ведомости церквей Ямбургского уезда за 1808 г. Л. 35: Везенбергского уезда села Сыренца церковь во имя пророка Илии.

  38. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 1274: Клировые ведомости церквей Новоладожского уезда за 1850 г. Л. 133: Церковь Успенского Сясьского погоста.

  39. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 1483: Формулярные ведомости Шлиссельбургского благочиния за 1854 год. Л. 51. № 6: Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Покровском.

  40. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 2538: Клировые ведомости церквей г. Петербурга за 1872 г. Л. 144: Церковь св. апостола Павла, что при Мариинской больнице для бедных.

  41. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 3459: Клировые ведомости церквей Шлиссельбургского уезда за 1888 г. Л. 94: Церковь села Никольского.

  42. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 3567: Клировые ведомости церквей Шлиссельбургского уезда за 1890 г. Л. 117: Церковь села Никольского.

  43. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4142: Клировые ведомости церквей Царскосельского уезда за 1907 г. Л. 206: Подобедовская Николаевская церковь.

  44. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4181: Клировые ведомости церквей Царскосельского уезда за 1909 г. Л. 266: Подобедовская Александро-Невская церковь.

  45. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4330: Клировые ведомости по 1-му благочинническому округу Царскосельского уезда за 1916 г. Л. 93: Кузьминская Благовещенская церковь.

  46. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4331: Клировые ведомости церквей Шлиссельбургского уезда за 1916 г. Л. 62: Церковь Покрова Пресвятой Богородицы что в селе Назии. Л. 156: Свято-Троицкая Щегловская церковь.

  47. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4344: Клировые ведомости Шлиссельбургского благочиния за 1917 г. Л. 47: Церковь Покрова Пресвятой Богородицы что в селе Назии. Л. 74: Церковь Покрова Пресвятой Богородицы, что в селе Покровском. Л. 158: Свято-Троицкая Щегловская церковь.

  48. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4348: Клировые ведомости церквей Лужского уезда за 1918 г. Л. 22: Покровская церковь в погосте Заклинье.

  49. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 115: Личные дела священнослужителей. Д. 957: О назначении учителя Лужской второклассной школы, Александра Михайловича Лаврова на священническую вакансию к Щегловской Св. Троицкой церкви Шлиссельбургского уезда. 16 июня – 4 августа 1917 г.

  50. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 115. Д. 959: Об определении Владимира Михайловича Лаврова священником к Назийской ц., Шлисс. у. 20 сентября – 17 октября 1913 г.

  51. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 115. Д. 1830: Сыренский Василий – семинарист Петербургской духовной семинарии. 1894 г.

  52. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 120. Д. 213: Клировая ведомость церкви св. пророка Ильи в с. Сыренец Везенбергского уезда Эстляндской губ. за 1809 г.

  53. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 534: Метрическая книга Покровской церкви за 1845 г. Л. 385об.–386. А/з № 14.

  54. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 539: Метрическая книга церкви села Покровского за 1861 г. Л. 504об.–505. А/з № 21.

  55. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 540: Метрическая книга церкви села Покровского за 1862 г. Л. 529об.–530. А/з № 3.

  56. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 1095: Метрическая книга церкви Михайловского дворца за 1871 г. Л. 103об.–104. А/з № 1.

  57. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 124. Д. 1343: Метрическая книга церкви Михайловского дворца за 1878 г. Л. 90об.–91. А/з № 1.

  58. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 179: Метрическая книга церкви Успения Пресвятой Богородицы, что в Успенском Сяськом погосте, за 1848 г. Л. 180. А/з № 102.

  59. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 204: Метрическая книга Успенского Сясьского погоста за 1861 г. Л. 195. А/з № 6.

  60. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 224: Метрическая книга Успенской церкви в Успенском Сясьском погосте за 1867 г. Л. 213. А/з № 2.

  61. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 712: Метрическая книга Покровской церкви за 1843 г. Л. 352об.–353. А/з № 18.

  62. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 713: Метрическая книга Покровской церкви за 1844 г. Л. 323об.–324. А/з № 12.

  63. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 713: Метрическая книга Покровской церкви за 1844 г. Л. 334об.–335. А/з № 8.

  64. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 715: Метрическая книга Покровской церкви за 1847 г. Л. 366об.–367. А/з № 23.

  65. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 717: Метрическая книга церкви села Покровского за 1849 г. Л. 408об.–409. А/з № 6.

  66. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 723: Метрическая книга церкви села Никольского за 1859 г. Л. 276об.–277. А/з № 20.

  67. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 723: Метрическая книга церкви села Покровского за 1859 г. Л. 431об.–432. А/з № 4.

  68. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 724: Метрическая книга церкви села Никольского за 1860 г. Л. 247. А/з № 56.

  69. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 727: Метрическая книга церкви святителя и чудотворца Николая, что в селе Никольском, за 1866 г. Л. 534. А/з № 54.

  70. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 741: Метрическая книга Николаевской церкви села Никольского за 1885 г. Л. 43. А/з № 15.

  71. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 782: Метрическая книга Везенбергского уезда села Сыренца Ильинской церкви за 1813 г. Л. 393. А/з № 3.

  72. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1117: Метрическая книга Смоленской церкви в селе Смоленском за 1890 г. Л. 157. А/з № 53.

  73. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1147: Метрическая книга церкви Михайловского дворца за 1888 г. Л. 869об.–870. А/з № 2.

  74. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1149: Метрическая книга церкви Михайловского дворца за 1889 г. Л. 38об.–39. А/з № 3.

  75. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1205: Метрическая книга Никольской церкви села Никольского за 1886 г. Л. 665. А/з № 38.

  76. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1206: Метрическая книга Николаевской церкви села Никольского за 1887 г. Л. 667. А/з № 42.

  77. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1206: Метрическая книга Николаевской церкви села Никольского за 1887 г. Л. 687об.–688. А/з № 3.

  78. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 125. Д. 1208: Метрическая книга церкви Покрова Пресвятой Богородицы села Покровского за 1889 г. Л. 465жоб.–465з. А/з № 26.

  79. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 126. Д. 201: Метрическая книга церкви Александринской женской больницы и Родовспомогательного заведения за 1880 г. Л. 461об.–462. А/з № 102.

  80. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 349: Метрическая книга церкви св. мученицы царицы Александры при Александринской женской больнице за 1895 г. Л. 781об.–782. А/з № 268.

  81. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 370: Метрическая книга церкви Михайловского дворца за 1894 г. Л. 306об.–307. А/з № 2.

  82. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 454: Метрическая книга Николаевской церкви в селе Никольском за 1893 г. Л. 219. А/з № 7.

  83. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 1495: Метрическая книга церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что в селе Покровском, за 1903 г. Л. 45об.–46. А/з № 2.

  84. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 2023: Метрическая книга Каменноостровской Придворной церкви за 1907 г. Л. 59об.–60. А/з № 6.

  85. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 2328: Метрическая книга Подобедовской Николаевской церкви за 1909 г. Л. 373об.–374. А/з № 11.

  86. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 2396: Метрическая книга СПб Борисоглебской церкви за 1910 г. Л. 447об.–448. А/з № 5.

  87. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 2933: Метрическая книга Удосольской церкви за 1913 г. Л. 26. А/з № 13.

  88. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 3002: Метрическая книга Санкт-Петербургского Воскресенского Новодевичьего монастыря за 1914 г. Л. 10. А/з № 5.

  89. ЦГИА СПб. Ф. 414: Институт Имп. Марии в ведении учреждений Имп. Марии (г. Петроград) (1797-1918). Оп. 1. Д. 2503: Дело Мариинского института о штатной воспитаннице Феофании Васильевне Сыренской, поступившей 16 августа 1871 года.

  90. ЭГА (ERA). Ф. 1108: «Õpetajate ja lasteaednike teenistuskirjad ja registreerimisraamatud». Оп. 14. Д. 402: Послужные списки учителей Вирумаа – Лавров Александр.

  91. ЭИА (EAA). Ф. 30: Eestimaa kubermanguvalitsus. Оп. 2. Д. 2793: Переписка с С. Петербургским губернским правлением и духовной консисторией, Эстляндской казенной палатой и др. о праве крестьян дер. Верхнее Село им. Паггар на ловлю угрей в реке Нарове, о причислении крестьян к новой церкви Св. Ильи в дер. Сыренец, снесении принадлежащих вейсенштейнскому купцу Иванову и др. Л. 114–115.

  92. Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-67538: Дело по обвинению Сыренского Василия Ивановича священника церкви Иоанна Крестителя.

  93. Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-72021: Дело по обвинению Лаврова Владимира Михайловича.

  94. Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-75790: Дело № 4897 по обвинению Турчинович Н.Т. и других.

  95. Архив УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д. П-92666: Дело по обвинению Лаврова Михаила Федоровича и др. лиц в укрывательстве эстонских шпионов.

  96. Письмо из Службы регистрации и архивных фондов УФСБ РФ по С.-Петербургу и Ленинградской области № 10/35-III-382 от 07.05.2004 г.

  97. Письмо из УФСБ РФ по Оренбургской области № Ки-323 от 13.11.06 г.

  98. Известия по Санкт-Петербургской епархии. 1917. № 20. С. 1.

Примечания

1) Храм при Академии художеств, который предполагалось посвятить защитнику иконопочитания прп. Иоанну Дамаскину, был заложен 28 июня 1765 г. в присутствии императрицы Екатерины II. До завершения интерьерных работ в качестве временного храма использовался переданный в Академию походный воинский храм Сошествия Святого Духа, который ранее принадлежал русскому гарнизону в Пиллау (ныне – г. Балтийск Калининградской обл.). Освящение академического храма состоялось 24 ноября 1837 г., но уже не в честь прп. Иоанна Дамаскина, а в честь великомученицы Екатерины.

2) Департамент уделов располагался в зданиях с современными адресами Дворцовая наб., 18 / Миллионная ул., 19 (в то время Большая Миллионная ул., 9). Домовая церковь во имя свт. Спиридона Тримифунтского была освящена в здании на Дворцовой набережной. В 1857 г. в связи со строительством на этом месте Ново-Михайловского дворца Департамент уделов был перемещен по адресу: Литейный пр., 39, а в здании по Миллионной улице был размещен шталмейстерский корпус Ново-Михайловского дворца. Ныне в здании бывшего Ново-Михайловского дворца, расположенном на Дворцовой наб., находится Институт истории материальной культуры (ИИМК) РАН, в здании по Миллионной улице – жилой дом.

3) Выпускники семинарии, причисленные в соответствии со своей успеваемостью к I разряду воспитанников, удостаивались степени или звания студента семинарии.

4) Именно этот, когда-то временный храм, является в настоящее время единственным действующим храмом в Шапках.

5) По мнению автора книги «Поездом в Тосно» Г. В. Дваса, о. Алексий был погребен на Нижнем Подобедовском кладбище [7, с. 46]. 10 сентября 2011 года останки священнослужителей с Подобедовского кладбища были перезахоронены на территории Покровского храма в поселке Красный Бор, и среди них есть могила, которая считается могилой о. Алексия Сыренского. На прикрепленной к кресту табличке следующая надпись: «Протоиерей Алексей Иоанович Северинский. Сконч. 04.08.1909. 65 лет».

6) Ныне – средняя школа № 232.

7) Ныне – школа № 163, расположенная по адресу: ул. Кирочная, 54, почти на углу с Суворовским проспектом.

8) Дворовый человек – крепостной крестьянин, лишённый земельного надела, живущий при господском доме и обслуживающий барскую семью.

9) Ныне – в/ч 20115.

10) 5-й класс в Табели о рангах; соответствовал воинскому званию между полковником и генерал-майором; давал право на личное дворянство.

11) Ныне – завод медицинской техники ПАО «Красногвардеец».

12) При употреблении в пищу перезимовавшего проса и других злаков может развиться злаковый агранулоцитоз. В результате токсического подавления функции костного мозга нарушается процесс вызревания нейтрофилов. При этом резко уменьшается количество лейкоцитов в крови со снижением – вплоть до полного исчезновения – гранулоцитов (нейтрофилов и эозинофилов). Смерть может наступить от общего сепсиса, некрозов, отека гортани, кровотечений.

13) Николай Павлович Тихомиров – сын Павла Яковлевича Тихомирова, священника церкви Смоленской иконы Божией Матери с. Смоленское в Санкт-Петербурге за Невской заставой по Шлиссельбургскому тракту.

14) В системе народного образования Российской империи существовали следующие типы начальных училищ: одноклассные с двух-четырёхлетним курсом обучения, дающие начальное образование; двухклассные с четырёх-шестилетним курсом обучения, дающие в первом классе то же образование, что и одноклассные училища, курс 2-го класса составляли русский язык, арифметика, элементарные сведения по естествознанию, физике, геометрии, истории, черчению; необязательные предметы (по мере возможности): гимнастика, ремёсла, рукоделие, садоводство, огородничество, пчеловодство.

15) По-видимому, в Прусынском погосте Новоладожского уезда (ныне – деревня Прусыня в Бережковском сельском поселении Волховского района, между городами Волхов и Кириши).

16) В советское время в этом здании была изба-читальня «Красный пахарь». В 1914-15 годах для двухклассного училища было построено каменное двухэтажное здание [14, с. 237], расположенное по адресу: Советский пр., 225а. Деревянное здание бывшего двухклассного училища сгорело во время Великой Отечественной войны, а каменное сохранилось и находится сейчас на реконструкции.

17) 15. За преступление наказываются как исполнители, так и подстрекатели и пособники. Мера наказания каждому из этих соучастников преступления определяется как степенью участия, так и степенью опасности преступника и совершенного им преступления.

18) 66. Участие в шпионаже всякого рода, выражающееся в передаче, сообщении или похищении, или собирании сведений, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контрреволюционным организациям в контрреволюционных целях или за вознаграждение, карается –
наказаниями, предусмотренными 1 частью 58-й статьи.
58. Организация в контрреволюционных целях вооруженных восстаний или вторжения на советскую территорию вооруженных отрядов или банд, а равно участие во всякой попытке в тех же целях захватить власть в центре и на местах или насильственно отторгнуть от РСФСР какую-либо часть ее территории, или расторгнуть заключенные ею договоры, карается –
высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества.

19) В тексте обвинительного заключения опечатка: должно быть «Пчевжинского».

20) Второклассные учительские школы были учреждены в 1895 г. и представляли собой мужские и женские учебные заведения с трехгодичным обучением, предназначенные для подготовки учителей. Открывались с разрешения училищного совета при Синоде и содержались на его средства. В школы принимали детей православного вероисповедания с образованием в объёме одноклассной церковно-приходской и начальной школы.