Несостоявшийся полёт

Последнее обновление страницы: 07.03.2021 22:01:06

Когда я была маленькой, мы жили в Таллинне, и моя мама работала в Таллиннском аэропорту синоптиком, а я любила приезжать вместе с ней на её работу. Столько интересного там было: самолёты, пилоты, аэрозонды, радиограммы со сводками погоды, которые «прилетали» по специальной трубе из комнаты, соседней с маминой.

Мне очень нравилось наблюдать за самолётами. Там были Ту-124, Ил-14, Як-40… Моим любимым был Ту-124. Это не очень большой симпатичный классический самолёт. Однажды зимой, когда мне было три с половиной года, меня взяли на экскурсию по этому самолёту. Его уютный интерьер мне тоже очень понравился. «Когда-нибудь полетим в Москву», – пообещал мне пилот. Так же иногда говорили и приходившие в мамину комнату другие пилоты. И этот виртуальный полёт в Москву прочно запечатлелся в моей голове. В те времена Москва была своего рода «притчей во языцех».

Однажды, когда мне только исполнилось четыре года, я с мамой в очередной раз была в её аэропорту – «на иродроме», как я тогда говорила. На газоне у здания аэропорта среди зелёной травы во множестве желтели солнечные одуванчики. Был тёплый майский день. Я собирала жёлтенькие одуванчики и пыталась сплести из них венок. Тут стали стекаться пассажиры к очередному авиарейсу. Тогда посадка в самолёт происходила совсем по-другому, чем теперь: всё было открыто, прозрачно. К невысокой ограде перед лётным полем подходили люди, у них проверяли билеты, и они шли к своему самолёту. Я иногда забиралась на нижние перекладины ограды и наблюдала, как разные люди с разными вещами шли к зоне досмотра, потом – по аэродрому. В этот раз я занялась тем же. Пассажиры идут мимо меня вереницей, и вдруг один дяденька бросил в мою сторону: «Ну что, полетели в МосквуВ одно мгновение виртуальность сменилась на реальность – меня, наконец, приглашают в настоящий полёт! Я спрыгнула на землю и побежала за дяденькой, который про меня тут же забыл. Через контроль меня беспрепятственно пропустили – наверно, думая, что я со взрослым пассажиром. Я бегу по аэродрому всё за тем же дяденькой и вхожу по трапу в тот же самолёт, что и он. Пассажиры рассаживаются по местам, а я встала недалеко от входа в сторонке, и поскольку моя макушка не возвышалась над спинками сидений, то меня никто не замечал. Пока не закрыли дверь и не убрали трап. Очень приятная молодая стюардесса, всё время хлопотавшая около разных пассажиров, теперь меня заметила и ласково ко мне обратилась. Точно не помню, что она мне говорила, но пыталась выяснить, где мои родители. «Где твоя мама?» – «На работе», – отвечаю я. «Где твой папа?» – «На работе». – «А ты как здесь оказалась?» – «Я в Москву лечу!» А самолёт, оказывается, летел в Минск. Стюардесса забеспокоилась, стала, как курочка, бегать по самолёту и спрашивать: «Чей ребёнок?» Никто из пассажиров не признавался. Тогда по совету с командиром вызвали по рации двух авиамехаников высокого роста, снова открыли дверь самолёта, и стюардесса «передала» меня на вытянутых руках одному из них – тому, что повыше. И мы втроём отправились к рабочему месту моей мамы. Механики этого места не знали, зато хорошо знала я, и я их привела к маминой комнате. Открываем дверь, и первое, что видим – удивлённое мамино лицо, обратившееся в нашу сторону. Дяденьки что-то сказали маме и ушли, и мы стали продолжать свой трудовой день. Не знаю, что было бы, если бы каким-то образом стюардесса меня не заметила – наверно, ничего особенного, но приключение, конечно, получилось бы, более хлопотное для взрослых, чем для меня. Побывала бы я в Минске, куда летел самолёт, по крайней мере, в Минском аэропорту, а потом вернулась бы в Таллинн. Может быть, даже и не в тот же день.

Командиром этого воздушного корабля был Данил Данилыч (так его все звали) Власов. Он потом рассказывал маме, что незадолго до взлёта видел в свое «водительское» окошко, что «какая-то девчушка пытается совершить набег на мой самолёт». Долго заниматься этим явлением у него не было возможности – надо было тщательно проверять все приборы, готовиться к полёту. И тут вскоре выяснилось, что набег, действительно совершён: неучтённый пассажир оказался в самолёте. Этот Данил Данилыч был очень приятным человеком: добрым, общительным. И красивым. За пять лет до случая со мной – 5 сентября 1958 года – он совершил геройский поступок. Когда его самолёт совершал рейс из Ленинграда в Таллинн и пролетал где-то над Нарвой, какой-то бандит попытался угнать самолёт, угрожая экипажу убийством и разбрасывая по салону какие-то взрывающиеся предметы. Данил Данилычу удалось посадить горящий самолёт в аэропорту Йыхви, находящемся недалеко от Нарвы. Никто не погиб, кроме преступника, но при эвакуации из самолёта Данил Данилыч сломал позвоночник 1). Слава Богу, он потом поправился и снова стал летать.

Через четыре года, когда я была ровно вдвое старше, чем тогда при «набеге», и когда я опять же была у мамы на работе, в комнату к синоптикам зашёл Данил Данилыч и, увидев меня, приветливо заговорил со мной. Спросил, не знаю ли я синоптической обстановки на сегодняшний день, и на мой застенчивый ответ, как фокусник, вынул из обоих карманов кителя по «взлётной» карамельке и сказал: «Вот тебе две конфеточки, чтобы ты знала синоптическую обстановку». Вообще пилоты постоянно заходили к синоптикам перед полётом для осведомления с прогнозом погоды на ближайшие часы по курсу следования самолёта. Все они были красивыми, благородными, интеллигентными.

Елена Андрущенко.
Март 2021 г.

Примечания

1) Подробнее об этом можно прочитать в Интернете.