Воспоминания протоиерея Мартина Турчиновича

Последнее обновление страницы: 15.11.2015 21:36:00

Прот. Мартин Иванович Турчинович. Биографическая справка

Часть 1 1)

1908 г.

Моя родина

Село Вербовка, Звенигородскаго у. Киевской Г. 2) состоит при реке Ольшаной.–

Предки мои были выходцы, можно предполагать, из Сербии или Болгарии 3). Когда мой прадед явился в той местности, которая называется Вербовкою, в то время не было настоящо село, – было несколько не больших хуторов, окружожаемых (так! – Андрущенко) непроходимым лесом. Местность, которую избрал и поселился мой прадед, находилась между соединяющемися (так! – Андрущенко) двумя речками – Ольшаною и Вербовкою, в виде полуострова. Половину этой местности или полуострова, в \с. 2\ количестве около десяти /10/ десятин занял мой прадед, а другую половину занял какой то проходимец 4), именем Илько, от котораго эта местность или образовавшийся хутор, получила название Илькивка.

О прадеде моем мне почти ничего неизвестно, только то, что у прадеда было три /3/ сына: мой родной дед – Артемий и двоюродный дед – Иоанн, – третяго (так! – Андрущенко) деда имя мне неизвестно.

У деда моего Артемия было четыре 4 сына: Отец мой Иоанн, дяди мои Павел, Иосиф и Евстратий. Усадьба где жили мой отец и дяди с семействами была огорожена дубовым частоколом – вышиною более сажени, похоже было на малую крепость, или замок, Сказывали, что как только солнце зайдет, то ворота \с. 3\ и фортки заперались (так! – Андрущенко) на замок, и, никто в сумерки или ночью невыходил заворота, – боялись гайдомак 5) или бурлак 6) – бродяг.

Два анекдота 7) из похождений бурлак. Предки мои в один ясный день повывешивали разную одёжу для просушки, вот неожидано выходит из леса здоровенный бурлака', увидел, что столько развешано разной рухляди, вскричал, ей братцы (будьтобы к своим товарищам) отъде (так! – Андрущенко) есть чим поживиться, идите сюда; но, этих званных братьев совершенно небыло; подошел сам, сбросил с себя свое лохмотья оделся в самую лучшую одежу и ушел,:. хозяева же выбежав на порог дома, несказали этому грабителю ни полслова, – убоялись. – Другой случай был такой: в один день все семейные были дома, им кто-то \с. 4\ сказал, что известный страшный грабитель ходит в близи их дома, все семейно убоялись и скрылись в лугу находящемся внизу ниже водяной мельницы, одна только бабушка оставалась в доме, вот заходит этот грабитель в дом итребует чего нибудь поесть, бабушка накормила, когда же он наелся, то потребовал от бабушки еще иденег, она сказала, что у нея нет денег, деньги у молодых хозяенив, а деже воны? разошлись поработам, еслиже нема денег, то смерть же тоби сяка така бабо, и, выстрелил в стену минуя бабу, которая стояла возли порога – тряслась, и ушел; скрывавшиеся в лугу услышав выстрел, сказали: вечная память нашей бабушке, но возвратясь из Луга в дом, застали бабушку живу и здорову, которая ипересказала всю историю с этим разбойником. \с. 5\ Луг где скрывались от разбойника находился возли усадьбы, заросший (___ретом?) и ольхою, ниже мельницы собственной, по речке Ольшаной; в скорости этот разбойник был убит в селе Свинарке Черкаскаго у. .

Когда мой дед умер и бабушка осталась с четырмя 4 сынами, которые были все женаты, жили на вольных правах, занимаясь хлебопашеством и отчасти промышленостию – скотоводством – Последовала перепись или ревизия, и все они с семействами были записаны поревизии в крестьяне. – крепостные какого то князя Эндегарта.

Последовал приказ от помещика призвать всех его крестьян на экономические работы, в том числе и моих предков; услышав тако\с. 6\вую весть, предки мои ужаснулись; – мы вольные, мы поповичи (действительно дед их был Священник), им говорят, нет, вы крестьяне, так записаны поревизии… Начались переговоры и споры; их тянут набарщину, они нехотят.. Вот взялись они доказывать свои права на духовное звание. Много у них стоило хлопот и денег, пока доказали свое духовное происхождение, – несмотря на то, что их двоюродные братья были Священниками, – даже я еще помню; (Петр Ив. Турчинович, в то время, как его помню, был уже глубокий старик – седой. Когда же они получили право на духовное звание, то помещик возимел такой гнев на моих предков, что приказал арестовать все имущество, как на житое будьто бы на его земле, а их самих – \с. 7\ изнать с этой местности и из собственных домов, что было и сделано – буквально.

Изнание происходило в страстную неделю поста, даже в пятницу. Все православные люди встрачили (так! – Андрущенко) праздник Пасхи с радостию, и проводили оный в веселии и радости, только моим предкам не было радости в чужих домах, где их приютили добрые люди крестьяне, через праздник. Когда же последовало распоряжение от духовнаго Начальства приписать этих выходцев или изнанников в сторожа или Пономари к Церквам, то были приписаны так: дядя мой Павел и мой отец Иван были приписаны к Церквам М. Ольшаной З. у. 8), Павел к Николаевской, а мой отец к Успенской; дяди же Евстратий к Церкви м. Городище Черк. у. 9), а Иосиф к местной Ц. с. Вербовки Георгиевской. \с. 8\ – мой отец Иоанн далеко от места родины и неуходил, – не далико как на полверсты был принят добрым мужечком в соседи – его хатку – землянку, где мой отец и прожил с семейством более пятнадцати лет /15/, где и родился; в последствии мой отъ у того же мужечка взял в аренду несколько саженей усадебной земли, выстроил себе домик или хатку на той земле; живя уже хотя и начужой земле, но в своей собственной хате, трудясь – занимаясь хлебопашеством, и, воспитывая много-численное семейство, состоящее из девяти 9 душ, дочерей: Софии, Елисаветы, Параскевы, Феодосии, Домникии, Феклы и Елены, и, 2х сыновей: Мартина и Марка. . —

Поселившись в округе бедных крестьян – кре\с. 9\постных Помещика, имеющих полевые наделы земли, но немогущих сами обработывать своих полей, отдавали в аренды или с половины обработывать; Отец мой пользуясь таковым случаем, брал поля у крестьян в аренду, или обработывал с половины, и, жил безбедно, хотя в деньгах и имел нужду, но хлеба было вдоволь, хлеб тогда был очень дешев. Одеяние было свое собственное, не покупаемое.

Моя биографии в детстве. —

Я родился 1827 года Апреля 14 дня.

Воспитание мое до 11 летняго возраста было в доме родителей. Несмотря на то, что родители мои были совершенно неграмотны, но отличались благочестием и добротою. – Отец мой духовнаго зва\с. 10\ния – церковный сторож Иван Артемьев Турчинович, Мать из крестьян, села Валявы 10) Мария Саввова. Их доброта иблагочестие были и нам всему семейству примером нравственнаго воспитания. К церкви Божией были весьма усердны, в воскресные или праздничные дни считали непременным долгом быть в Церкви: шли в Церковь сами инас брали с собою, даже к заутрени или всеночной, которая служилась в то время ночью в три часа ночи; Церковь же была от нашего жилища приблизительно в 2 версты, да еще через горки и речонку. Если покаким либо причинам, – дождь или что нибудь другое препятствовало ити в Церковь, то Отец, как толька (так! – Андрущенко) заслыхал звон – в Церковь к заутрени, то сей час будил всех: – .... \с. 11\ вставайте дети, до Церкви звонят, хоть Богу помолимся; спать грех!.. Встаем, умываемся, молимся. Помолившись Богу, уже неложимся спать, а седим до разсвета и разговоры ведем более приличные дню.

Когдаже я выучил букварь, то было читаю букварь а все домашнии слушают. Отец мой хотя был и неграмотный, но все понимал читаемое как дома, равно и в Церкви, и, многое кое что пояснял прочитанное, И еще кое что о характери отца моего: Характер отца мое был настояще Фелларетовский, так: хотя отец мой сам был не богат, но людям бедным ни в чем неотказывал: ни в куске хлеба, ни в помощи скотиною, – так: выорать поле, или огород, или съездить в мельницу, и увезсти хлеб с поля и в других нуждах Были случаи, что человек, взяв скотину съездит куда ни-\с. 12\ нибудь (так! – Андрущенко) и долго не возвращал, то отец не делал ни каких взысканий, а только выскажет самый мягкий выговор – о какой ты недобрый вражий сыну, – не хозяен ты? взял чужую скотину и так долго (морил?) ?!

Моя биография, в юношестве, и в училище. –

На 7м, 8м, и 9 годах, я был Пастырем овец и других животных, яко Давид, которых у отца было десятков /10/ два. На 10 году возраста начал изучать букварь у Дьячка Петра Антоновскаго 11). Поизучении букваря, после хотя и был отдаваем подобным учителям – дьячкам для изучения часослова или Псалтири, но уже поразным причинам больше ничего не выучил, кроме букваря.

В уездном училищ

С таким образованием (букварным) домашним на 12м году возраста, я был отдан по приказанию Благо\с. 13\чиннаго в духовное Богуславское 12) училище 13).

Трудно мне было в 1м классе, пока понял более грамотности после дной (так! – Андрущенко) букварной. – Благодаря блаженной памяти –, учителю Александру Збановскому и Авдитору 14), Василию Григоровичу 15); Авдитор выслушивая было мой урок, видя мое незнание урока, терпеливо, заставлял меня повторять урок несколько раз. – всё поправляя мои ошибки в высказании урока, – пока я было не проговорю беззошибочно (так! – Андрущенко), и, тогда он записывал знающим урок, равно и учитель тоже снисходительно относился ко мне. В среднем отделении, или низшем мне уже было легше. Учителя в Среднем отделении были: Цветковский Иоанн, и, Акимович Мирон, также относились ко мне благосклонно, \с. 14\ и, учение мое двухгодичное в среднем отделении проходило благополучно. В высшем отделении или в последнем классе уезднаго училища; учителя и все начальство, еще более относились ко мне благосклонно, даже был я старшим в квартире и над всеми класами. —

Учителями в высшем отделении были: Смотритель Священник, Игнатий Мацкевич 16) и Инспектор Св. Мойсей Мудров.

Семинария

При них в 1845 году перешел в Киевскую Семенарию (так! – Андрущенко) 17). При поступлении в семинарию, поневедению я имел неосторожность написать в прошении подаваемом Семенарскому Начальству опринятии меня в Корпус на казенное содержание. – в подписи, сторожевский сын. \с. 15\ Почему с того времени началось мое страда[ние] в голоде и холоде. – В то время отец мой неимел никаких средств воспитывать меня на своем иждивении. – Приехали мы в Киев, остановились на Церковном подворьи ГлебоБорисовской церкви на подоли, у дьячка Ильяшевича, или лучше сказать в церковном подворьи – каморке, оставив там сундучек с бельем и торбочку сухарей, которую повесил на банты ни Церковной, чтобы крысы не съели сухарей; пошли в Симинарию к Начальству с прошением опринятии меня в корпус на казенное содержание, но нам в этом отказали, на том основании, что в прошении значится сын заштатняго сторожа. Сколько отец мой необъяснял, что он духовнаго звания и не просил о принятии меня на казенное содержание, ничто не помогло. Возвратились мы на свою станцию – Церковную каморку. \с. 16\ заплакали и думая, как поступить решили так: отец сказал, Яду домой, а ты сыну оставайся – . . Если не упросися в Корпус, то хоть и приходи домой: Выпроводил я отца домой, а сам пошел к товарищам по квартирам. Проходил я двое суток, бывая у товарищей, никто меня не принял, даже неугостил ни куском хлеба. – Проголодался я страшно, – вспомнил о своей торбочке с сухарями; Прихожу в каморку взглянул в то место, где была повешена торбочка с сухарями, а от нея осталась только повязка с кусочком тряпки, а от сухарей и нипилинки нет, все крысы съели; присел я на сундучке и горко заплакал! – Тут уже невидимо явилось действие промысла Божия над мною грешным, Ибо слуга дьячка Ильяшевича, без всякаго \с. 17\ предуведумления о моем прибытии в каморку, где мое имущество хранилось: пустой сундучек и торбочка сухарей, незная совершенно такого моего голодающаго состояния, она – незная ничего о моем таком голоде, а по внушени(и?ю?) свыше вносит мне в каморку миску борщу и кусок ржаго хлеба, чего небыло, хотя я нераз входил в комнату ея хозяена и заставал его обедающим, но ниразу он непригласил меня к обеду и недал никрошки хлеба… Но Бог взглянул на мое горе, и, внушил невидимо этой слуге утолить мой голод. –

Подкрепившись таким неожиданным и необыкновенным обедом, утолив голод, пошел к товарищи и единственному своему другу Григорию Ивановичу Левитскому 18), за советом, как мне поступить? Он дал мне совет такой: оставайся сомной на этой квартире, я кое чем тебе помогу, особенно в одеянии, в кото\с. 18\ром я крайне нуждался. Остановившись на этой квартире, я (написал?) (письмою?) к Отцу, чтобы он хоть сколько нибудь провизии и денег. – Отец представил харчей: до 10 пудов муки и 1 пуд пшена и два рубля денег, и больше ничего. С таковыми средствами я прожил на этой квартире до Празд. – Рождества Хр.. На праздники все квартиранты уехали подомам своих родителей, в том числе – и мой друг –, остался я сам, служанка или хозяйка этой квартиры предьявила (так! – Андрущенко) мне, что харчей ничего неосталось, и, она сама уходит к знакомым прожить через праздники, а вы пан(и?ы?)чу, как себе знаете, так и поступите? Недолго я раздумывал. – На брался смелости, и пошел к О. Ректору – Семирании (так! – Андрущенко) Антонию Амфитеатрову 19), и, слезно просил его, чтобы он дозволил мне приютиться мне в корпусе через праздники, он сказал переходи' и поживи' \с. 19\ через праздники, а там ищи себе квартиру, ибо у нас в корпусе нет мест. Переселился в корпус, и поместился я в 14м N, занял койку некоего ученика Макария Яворскаго, который уже и не являлся в Киев неизвестно почему. Прожи(в?л?) я в Корпсе (так! – Андрущенко) все праздники и недели две после праздников спокойно, ходя в клас изанимаясь учением. – Но беда беду накликает: – . записался я в списке наполучение сапог. казенных; Сапогов я неполучил, но этим я открылся, что я живу в корпусе, – тут, в этом действовал злой человек – корпусный дежурный С. И. Слуцкий. – В один вечер пошли старшие – Номерные к Инспектору Феодосию 20) с рапортами и там при этом случаи злой человек – Слуцк. заявил Инспектору о моем житии в корпусе, неимеющим прав жить наказенном содержании. Последовал приказ гонить меня из Корпуса наквартиру. Приходил номерной старший – Онисим Калиновский с рапорта от Инспектора, присел столу взгля\с. 20\нул на меня, раз, другой итретий, это было привечерних занятиях , я догадался, что он хочет сказать мне, что то особенное… – и, обял (так! – Андрущенко) меня страх, на конец старший сказал: Турчинович!? Инспектор велел тебе выбираться наквартиру, – я заплак! Неуспе я утереть слёз, как вбегает Дежурный – Слуцкий, вскричал, Турчинович, убирайся наквартиру сейчас? Я отвечал, теперь уже ночь, и, я квартиры неимею инемогу иметь; только, что вышел номера дежурный Сл., как входит Инспектор – Феодосий и, приказывает тоже выбираться наквартиру. – Итак целую неделю меня безпокоили и (негонили?) нетолько из Корпуса, но и в столовой недавали есть, особенно недавал Дежурный Слуцкий, пока непоступил на дежурство некто – Стефан Яроцкий: Когда же утихл(о?) мое гонение при дежурном Яроцком, я для большаго спокойствия – пошел к Ректору Антонию, упал ему к ногам и слезно просил негонить меня из Корпуса, он долго обдумывал – , наконец сказал, ну, Бог с тобой! живи в Корпусе, но только непроси казенных вещей. С тех пор \с. 21\ я уже жил в Корпусе до окончания курса словесности 21). При переводе из словесности в философию, я поболезни уехал домой, небыв на экзамени; меня перевили в философию, хотя я инедержал экзамена, но но (так! – Андрущенко) в списке разрядном, я числился очень низко 22). Повыздоровлении, после каникул приехал я в Киев, явился с билетом – к Инспектору – Феодосию, он спросил меня, где остановился на квартире? я ответил, что квартиры неимею, я думаю проситься в Корпус. о, нет для тебя места в корпусе., ты низко переведен; а потому незаслуживаешь в Корпусе, я уже на этот раз долго неспорил, заплакал, и пошел к товарищу – Георгию Ив. Левитскому; он принял меня в свою квартиру. И, с первых чисел сентября до после праздников Рождественских, я прожил в квартире у друга – товарища Г. Л., тут житие мое было также крайне горестное – ; я неимел теплой одёжи, и, из квартиры ходил в клас в одеянии летнем ни сколько незащищающем от холода. – Было так:. что когда я идучи в клас и сильно было промерзну, то подбегу к товарищам в класе и прошу их \с. 22\ погулять в тесной бабы, т. е. сбежаться в кучку – потолкаться и, таким образом согреться, согревшись, садимся за скамью потеснее с товарищами. – Тогда классы неотапливались. Как нежилось мне в сказанной квартире, я рад был и такому приюту; но Богу угодно было лишить меня и этого приюта, и даровать несравненно лучший, случилось так: товарищ мой Левитский, переходя надругую квартиру, меня оставил совершенно безприютным, я лишась приюта, в отчаянии горко плакал. Но промысл Божий не оставляет меня и насей раз без милости своей (так! – Андрущенко) –. посылает для спасения моего добрых людей, в лице моего товарища Максима Федоровича Желинскаго, Евфима и Григория Крыжановских 23) – (Словесников), которые увидя меня плачущем и безприютням, пригласили меня в свою комнату и приютили меня на все свое иждивение, даже Крыжановские уступили мне свою кровать с постелью; я прожил у них два года – ввесь (так! – Андрущенко) философский курс без одной трети, сравнительно – в благоденствии. За что они заслужили от вечную молитвенную благодарность! – \с. 23\ В богословский клас я был переведен безпрепятсвенно (так! – Андрущенко). И, после каникул приехав в Киев, я неспрашивая никакого Начальства, прямо пошел и поместился в Корпусе. в 12 на третьем этаже. Ввесь (так! – Андрущенко) богословский курс – два года я прожил в Корпусе; Но, (итит?) с начала Семинарское Начальство взглянуло на меня очень сурово. Но, я со смирением все терпел, и, наконец обратил на себя милостивое внимание того же Начальства, несмотря нато, что я попал в 1е отделение богословия под ведение самых строгих Профисор: Ректора Антония – /Амфитеатрова/ и Михаила Мартиновича Богданова 24) и проч. Ректор Антоний, с начала поступления моего в Семинарию, по наговору злых людей, и, отчасти посвоему неведению, сколько был немилостив ко мне, столько приокончании Курса, видя мое смирение и терпение стал милостив так, что поверяя выпускные списки и утверждая оные, высказал собранию Профисов, что Турчинович Мартин за свое терпение и примерное поведение, – сколько ему – Ректору известно, заслуживает стоять выше в разрядах, и, собственноручно зачеркнул меня стоящаго ниже половины 2го разряда \с. 24\ стоящаго, записал в 1м пятке втораго разряда, на удивление и зависть товарищей. – Во втором разряде было человек до 50ти. (Всех окончивших курс по двум отделениям было сто двадцать сем 127мь), И так я с Божиею помощию и добрых людей окончил Курс Семинарии 1851 году, – в возрасте 24х лет. Пробыв в училище ровно 12 годов –, 6ть годов в уездном училище и 6ть в Семинарии. . . . — —

Продолжение

Примечания

1) Максимально сохранена орфография и пунктуация источника. Географические координаты и современное районирование определены с помощью программы Google Earth – здесь и далее прим. Андрущенко.

2) Ныне – с. Вербовка Городищенского р-на Черкасской обл. Расположено примерно в 30 км к северо-востоку от г. Звенигородка. Географические координаты: 49.21°, 31.3° – посмотреть в Google Maps.

3) Согласно семейному преданию, таких выходцев называли турчúнами, откуда и произошла фамилия Турчинóвич.

4) Очевидно, прохожий.

5) Гайдамаки (от тур. haydamak – нападать), – участники народно-освободительного движения на Правобережной Украине, направленного главным образом против национально-религиозного гнета. Движение Г. возникло во 2-м десятилетии 18 в. на Волыни и в Западной Подолии, затем распространилось на другие районы Украины. Отряды Г. состояли из крестьян, беднейших запорожских казаков, батраков, ремесленников. Кроме украинцев, в отрядах Г. были белорусы, поляки, молдаване, русские старообрядцы, солдаты, донские казаки. Движение Г. пользовалось поддержкой среди крестьян и казаков Левобережной Украины, входившей в состав России, вследствие чего царизм активно участвовал в подавлении выступлений Г. В 1734, 1750, 1768 движение Г. перерастало в крупные народные восстания. Наиболее значительным было восстание 1768 («Колиивщина»). (Большая Советская Энциклопедия)

6) Бурлак (или бурлака на юге) – крестьянин, уходящий на заработки, преимущественно на речные суда. … Выражение Б. употребляется также для обозначения человека холостого, бездомного, побродяги или грубого, буйного. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона)

7) Анекдот (франц. anecdote, от греч. anéкdotos – неизданный) – короткий рассказ о незначительном, но характерном происшествии из жизни исторического лица. (Большая Советская Энциклопедия)

8) Ныне – пгт. Ольшана (укр. Вільшана) Городищенского р-на Черкасской обл. Расположен примерно в 6 км к западу от с. Вербовка. Географические координаты: 49.2107°, 31.2167° – посмотреть в Google Maps.

9) Ныне – г. Городище, райцентр Городищенского р-на Черкасской обл. Расположен примерно в 13 км к северо-востоку от с. Вербовка. Географические координаты: 49.2907°, 31.4432° – посмотреть в Google Maps.

10) Ныне – с. Валява Городищенского р-на Черкасской обл. Расположено примерно в 10 км к северу от с. Вербовка. Географические координаты: 49.3°, 31.33° – посмотреть в Google Maps.

11) В 1721 г. Петр I издал указ, по которому сыновья духовенства, не обучавшиеся в школах, не допускались к церковным должностям. Велено было устраивать начальные «цифирные» школы, куда принимались дети из всех сословий, а дети духовных лиц обязаны были проходить эти школы под угрозой принудительной солдатчины. В разных городах России стали создаваться Духовные училища по образцу иезуитских, в которые принимались уже грамотные мальчики, получившие начальное образование у себя дома или в цифирных школах. В XIX в. в результате реформы духовной школы были созданы три ступени духовного образования: низшая (Духовное училище), средняя (Духовная семинария) и высшая (Духовная академия). Академический курс был рассчитан на 4 года и разделен на два двухгодичных отделения: общеобразовательное (в котором преподавались высшая математика, физика, философская грамматика, древние и новые языки, эстетика, всеобщая и церковная история) и богословское (с изучением догматики, нравственного и полемического богословия, герменевтики, гомилетики, канонического права). Выпускники академии удостаивались ученых степеней кандидата и магистра. На академии возлагалось научно-методическое и административное руководство средними духовными школами – семинариями с шестилетним обучением. В семинарии принимались выпускники уездных Духовных училищ с шестилетним курсом обучения. («Страницы истории России в летописи одного рода», с. 700–701)

12) Ныне – г. Богуслав, райцентр Богуславского р-на Черкасской обл. Расположен примерно в 50 км к северо-западу от с. Вербовка. Географические координаты: 49.5411°, 30.8808° – посмотреть в Google Maps.

13) Обучение в уездных Духовных училищах было шестилетнее. Первый и второй класс являлись приготовительными, в них учились по одному году и обучались главным образом чтению и письму и заучивали на память краткий катехизис митрополита Московского Платона (Левшина). В третьем же и четвертом классе курс учения был двухгодичный, изучали грамматику, арифметику, историю, географию, пение, пространный катехизис, Церковный Устав, Закон Божий, Священную историю и классические языки: латинский и греческий.

14) Аудитор, или авдитор – ученик, назначенный учителем для выслушивания уроков своих товарищей.

15) Возможно, в 1876 г. был настоятелем Сосновско-Шаповаловского прихода Конотопского уезда Черниговской епархии (http://www.petergen.com/bovkalo/sp/chernigov1876.html).

16) Возможно, Мацкевич Игнат Петрович, выпускник Киевской духовной семинарии, окончивший в 1835 г. Киевскую Духовную Академию со званием младшего кандидата (http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/kievda.html).

17) В семинарии принимались выпускники уездных Духовных училищ. В каждой епархии была одна семинария. Шестилетнее обучение было разделено на три двухгодичных отделения, которые именовались риторическим (риторикой), философским (философией) и богословским (богословием). В семинариях преподавали словесность, гражданскую историю, географию, математику, физику, философию, а из богословских дисциплин — Священное Писание, герменевтику, догматическое, нравственное и пастырское богословие, церковную историю с археологией, древние и новые языки. При переходе из училища в первый, риторический класс семинарии ученики получали звание оратора. («Страницы истории России в летописи одного рода», с. 701)

18) Возможно, в 1876 г. был священником Бахмачского прихода Конотопского уезда Черниговской епархии (http://www.petergen.com/bovkalo/sp/chernigov1876.html).

19) Архим. Антоний (Амфитеатров), племянник митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Амфитеатрова). В то время – ректор и профессор Киевской духовной семинарии с 12 марта 1845 (в сане архимандрита с 16 апреля того же года), впоследствии архиепископ Казанский и Свияжский. Хиротонисан во епископа Чигиринского 30 марта 1858 года на место скончавшегося 10 января 1858 года епископа Аполлинария (Вигилянского). 31 октября 1859 года переведен на Смоленскую кафедру. С 9 ноября 1866 года – епископ Казанский и Свияжский. 16 апреля 1867 года возведен в сан архиепископа. Скончался 8 ноября 1879 года. Погребен согласно завещанию в Казанском кафедральном соборе, в Рождественском приделе.

20) Иером. Феодосий (Шаповаленко), в то время – инспектор Киевской духовной семинарии (с 30 июня 1845), впоследствии архиепископ Вологодский и Велико-Устюжский. Хиротонисан во епископа Тамбовского и Шацкого 1 сентября 1863 года. 13 июня 1873 года назначен епископом Вологодским и Велико-Устюжским. В 1883 году возведен в сан архиепископа. Скончался 22 августа 1883 года в г. Тотьме во время поездки по епархии для ревизии. Погребен в Тотемском Спасо-Суморине монастыре. Характеризуется противоречиво: «Преосв. Феодосий отличался кротким и добрым характером, общедоступностью, гуманным обращением и строгою точностью в исполнении служебных обязанностей … Но есть сведения (“Православный собеседник”, 1899), которые характеризуют Феодосия как человека сухого, нелюдимого, желчного, не пользовавшегося особенными симпатиями тамбовцев».

21) Т. е. до окончания первого двухгодичного отделения – риторики.

22) Каждый ученик по успеваемости находился на определенном месте, ему присваивался номер: первые 14 учеников попадали в первый разряд, остальные – во второй. Окончившие семинарию по первому разряду, то есть в числе первых 14-ти учеников, удостаивались звания студента и получали аттестат, в отличие от второразрядного свидетельства. Студенты имели льготы при назначении на места. («Страницы истории России в летописи одного рода», с. 703–704)

23) Крыжановский Ефим – возможно, Крыжановский Евфимий, выпускник Киевской духовной семинарии, окончивший в 1857 г. Киевскую Духовную Академию со званием магистра (http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/kievda.html).

24) Богданов Михаил Мартынович, выпускник Орловской семинарии 1841 г. (http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/orlsem.html), в 1845 г. окончил Киевскую Духовную Академию со званием магистра (http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/kievda.html).